Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

фиолетовый

(no subject)

В общем, итоги))
2020 у меня зашел с козырей: приехав в Москву после новогодних праздников, я легла на диван печальным таким тючком и лежала три недели, глядя в стену. Плохо помню, что происходило, но, кажется, я не могла даже читать, Виттель тогда оплатил мне капельницу и врача, Тани Сертун и Енот держали на ручках и передавали борщ.

В принципе, все остальное на фоне этого было уже как-то полегче))

Получила, наконец, российское гражданство! Ура!

Презентовали "Русский космос" с аншлагом в Москве и Питере, выступала в Нижнем Новгороде и в Воронеже (в Воронеже - с агромадной сцены на фестивале "Русское лето").

Волонтерила в больнице, болела ковидом, реабилитировалась.

Вышла книжка Элизабет Асеведо "Поэт Х", где я литературный редактор.

Путешествовала в Ловозерские тундры и в Паанаярви.

Вышли большие поэтические подборки в журналах "Урал" и "Нижний Новгород".

Начала писать критику.

Получила серебряный Кубок издательства "СТиХИ".

Много читала стихи в онлайне. Сегодня в 19:00, кстати, вконтакте буду читать.

Училась. Начала учиться на психолога. Прошла Литмастерскую Захара Прилепина. Сейчас посещаю онлайн-семинар Юрия Казарина и курс Анны Жучковой по современной литературе.

Новая отличная работа, приносящая много радости и любви.

Была в ЛНР и ДНР, попыталась снять фильм. Застряла на монтаже пока)) ненавижу монтаж.

Благодаря Максим Тимонов у меня есть сайт, где можно обрести мои книги в цифровом виде!

https://lemert.ru/

Много читала.

Очень хочется не сглазить, чтобы все было хорошо и дальше!
фиолетовый

(no subject)

Я не знаю, за что меня можно любить
и можно ли любить вообще.
Но лишенный сомнений, тревог и обид
колокольный звон над Москвой летит,
словно камень, раскрученный на праще.

И взрезает землю снизу стрела
ландыша, который будет цвести,
несмотря на нашу суету и дела,
и на то, что тень на Москву легла,
и я говорю: прости.

Извини, что не верила, говорю,
а Ты-то меня все равно любил.
Колокольный звон уходит в зарю,
птица галка скачет по пустырю,
солнце выплевывает крокодил.

Этот звон летит по пустой Москве,
зараженным кварталам ее,
в каждый двор заходит, в каждую дверь,
по квартирам, палатам, - и в голове
Утешальную песню поёт.
фиолетовый

Москва. Встреча осени

Привет, Москва. Осень приходит, и мы встретим ее стихами и разговорами, оттенками рыжего и красного, яблочным запахом и песнями.

1 сентября в Массолите – вечер поэзии и осени.

Выступают:

Элхе Ниэннах

Анна Долгарева (Лемерт)

Юлия Мамочева

Иван Зеленцов

И вы (свободный микрофон)

Мы будем говорить о том, как изменяется запах влажной земли, как он начинает едва заметно пахнуть холодами, как покрывается серебром трава и золотом – листья. Как яблоки наливаются соками и падают на дорогу, как холодает поутру, и что такое осенняя печаль, зачем она.

Одевайтесь в осенние оттенки, приходите слушать – и если вам есть, что рассказать, то выходите и читайте. Свободный микрофон обязательно будет, так что подготовьтесь, пожалуйста.

Группа встречи вк: https://vk.com/event185883810
Группа встречи в ФБ: https://www.facebook.com/events/367857260781567/

Начинаем собираться в 18:00, не приходите раньше, пожалуйста, потому что это время открытия «Массолита». Начнем в 18:30.

Вход свободный.

Внимание, у «Массолита» новый адрес: Поварская 31/29. Это метро Арбатская/Баррикадная,

Вход с Поварской во двор слева от Театра Киноактера через решетку (нажать на кнопочку, сказать в Массолит), во дворе сразу налево подвал.
превед

Стенька

Из землицы русской, из камня, из приречного тростника
Поднимается Стенька Разин, и отрубленная рука
вырастает из тела белого,
пока Стенька идет к Кремлю.
«Ай да здравствуй ты Русь моя, да который век я люблю
твое небо, как Волга, глубокое, твои реки да терема,
ах ты шлюха моя заветная, подставляй объятья сама».
И Алена в одежде монашеской из-под пепла за ним встает.
У Алены через плечо прирученный гранатомет,
трижды битая, трижды клятая и сожженная наконец,
она крестится и смеется: «я вернулась к тебе, Отец».
И идет по Москве заснувшей первым – набольший атаман,
а за ним атаманша меньшая, расступился квелый туман,
и гранаты у атаманши, а у Стеньки тяжелый «Шмель».
Тяжело храпит патриарх в свою шелковую постель,
и царю что-то снится страшное, и последнему из бомжей,
разлетаются птицы подальше от нижних от этажей.
Вылезают черви из тела Стеньки, из отрубленных рук и ног,
он идет по Руси заснувшей, и путь у него далек,
«Ай ты Русь моя дорогая, я вернулся к тебе, гляди».
И стучит сожженное сердце у Алены в сожженной груди.

*
Ай ты Русь моя,
вот вернулся я
к тебе – сын твой преданный,
да тобою преданный.
Ай, любимая!
В клубах дыма я
сквозь тебя пройду,
да правду найду.

*
я была монахиней, прости Господи, я сменила одежды свои
на мужское платье да войско, за это меня сожгли,
и теперь я встала из пепла, и мертвая прохожу
через мертвые многоэтажки, через всю пустоту и жуть,
кровь на стенах да хохот дьявольский, мой ли хохот? прости, прости.
сколько страшного я свершу еще на своем пути?

*
Ничего из этого не было.
Спи, мой маленький, спи, усни.
На холодном лете семнадцатого проступают домов огни.
Это все только страшная сказка, и нет у нее конца.
Спи, мой маленький. Стенька спит, и Алена у ног Отца.
Спит Москва, чтоб набраться силы, спит расхристанная Русь,
четвертованная – как Стенька, синий воздух, туман и грусть.
Только что-то под древним камнем, что навеки крови впитал,
все ворочается так тяжко, все скребет, как древний металл,
и ни сна ему, ни покоя, и покуда хватает сил
все царапается, стучит оно в беспокойное сердце Руси.
Вирджиния

Программный пост

Я - сепаратист.
Да, я вообще идейный сепаратист. Да, я не против отделения Чечни, если ей надо, я не против отделения Татарстана, если его жители единодушно проголосуют на референдуме, я не против отделения даже Сибири при соблюдении того же условия.
Я - за самоопределение, и здесь мои взгляды лежат близко к либеральным.
Я мало склонна оперировать терминами "этнос" и "нация". Они лежат далеко от той плоскости, в которой я существую. Мне ближе термин "культура". Вот есть русская культура, например. Жители Крыма живут в ней. А есть (если предположить, что она есть, но во избежание лишних ответвлений дискуссии предположим) украинская культура. Жители Крыма и Донбасса в ней не живут, а жители Киева живут. И хотят, чтобы жители Крыма и Донбасса тоже жили. Но почему?! - говорит моя парадигма. Пусть жители Киева самоидентифицируются в украинской культуре, а жители Донбасса - в русской и, соответственно, отделяются от государства, где доминирует украинская культура.
Потому что я за государство не мононациональное, но такое, где доминирует одна культура, а остальным культурам это ок. Если условной Якутии удобнее быть в составе России, чем отделяться, то это священное право условной Якутии. Но если условная Якутия внезапно понимает: омг, у нас щимят якутов, мы перестанем быть собой, если не отделимся, мы хотим свободы, то, опять же, это священное право на самоопределение. Пусть отделяется.
Так вот! Донбассу резко стало неудобно в составе Украины. Казалось бы, священное право! Но нет.
Май диар френдз, почему с вашей точки зрения нормально самоопределяться и требовать соблюдения своих прав для ЛГБТ, например, но ненормально - для жителей региона иной культуры?
Ну да, я понимаю, сейчас начнется стандартная телега про то, что украинским законодательством региональные референдумы не предусмотрены. Но мы-то в глубине души все равно знаем, что это лютый абсурд! Потому что или вы строите тоталитаризм, где государственный интерес стоит выше человеческого самоопределения, - или вы позволяете людям самоопределяться. Ну то есть не то чтобы я не находила определенных плюсов в тоталитаризме, но вы уже либо крестик, либо трусы.
Да, так вот. Я не понимаю, почему в современной Украине можно надеть радужную ленточку, но нельзя - георгиевскую. Реально нельзя. Тоша Геращенко вон цельный законопроект про уголовную ответственность за это предлагает. Почему мои бывшие друзья пишут про меня "приехала бы она к нам в своей футболке "Вежливые люди", ее бы в первой же маршрутке избили". (С другой стороны, моего экс-френда, ЛГБТ-активиста Игоря Захарченко из Одессы недавно действительно побили, так что, возможно, это просто действительно успешное строительство тоталитарного государства).
Я - за самоопределение, короче. Целиком. Полностью. Идейно. Мне кажется, самоопределение - это огромная часть человеческой личности. Жители Киева самоопределились и выиграли Майдан. Ну ладно, их право. Жители Донбасса самоопределились, и за это их начали бомбить. И я уже два года тихо удивляюсь, как это киевлянам ничего не жмет в этой ситуации.
Карелия

(no subject)

Нет, я не буду краток. Я хочу поплакаться и на ручки. То есть, плакать особо не о чем, все это ужасно смешно и я ржала всю дорогу, но очень уж хочется спать прямощас, а НЕГДЕ.
Ну да по порядку.
Концерт в Питере я сворачивала в темпе марша, потому что автобусный билет у меня был забронирован на 22:30. В 22:10 мы с Венди, две прекрасные летящие женщины вылетели в мокрый дождь и поехали на автовокзал. Ехать было недалеко, зато по пробкам. В 22:28 мы были на автовокзале и выяснили, что рейса такого нет и никогда не было.
Я робко сказала, что я бронировала и мне подтвердили, что вот с этого автовокзала, вот по этому адресу расположенного, на Обводном канале. До сих пор единственное предположение - что я ненадолго провалилась в параллельный мир.

Ок. Мы поехали домой. Я залезла на блаблакар (сайт, где регистрируешься, ищешь попутчиков и скидываешься на бензин) и обнаружила сногсшибательное предложение. Прямо в 23:30 водитель Павел выезжал из Петербурга и любезно предлагал забрать пассажиров со станции метро.
Это-то меня и подкупило.
Кроме меня, в машине был мужчина, ехавший до Валдая и двое приятелей Павла. Один все время спал на заднем сидении и выглядел очаровательным ребенком, пока он не открывал рот. Второй рот не закрывал. Поначалу они показались мне забавными ребятами, только слишком шумными.
Паша рассуждал о том, что делать, если на темной трассе ему под колеса бросится человек и нидайбох насмерть. Вызывать полицию-скорую или не вызывать? С одной стороны, он по факту не виноват, а сидеть придется. С другой стороны, как-то стремно нарушать закон. Я предложила прикопать труп в посадке и тем самым минимизировать потенциальные проблемы с законом. Меня резко зауважали.

Проснулась я в Валдае. Мужик-валдаец вежливо и поспешно попрощался с нами, а я поинтересовалась, в чем причина задержки. Мы стояли.
- В том, что мы марок обожрались! - с диким хохотом ответили мне.
- А почему вы тогда поехали в Москву? - спросила я.
- Потому что мы марок обожрались, - так же демонически хохотали в ответ они.
У них было 750 рублей - и все. По их расчетам, только до Москвы им бы понадобилось 1800 рублей бензина.

Занять им на карточку никто из их друзей не хотел.

В Петербурге некий мужчина на машине с мурманскими номерами передал им большой конверт для вручения курьеру в Москве. Они решили позвонить ему и попросить его перевести им денег на карточку. В пять утра они отчаянно ему названивали. Он сбрасывал.
- Тут не документы.
- Тут доллары. Или марки.
- Они хотят, чтобы мы это открыли. Потому и не отвечают.
- Не открывай. Когда мы откроем, у них появится повод нас грохнуть. Эти мурманские тебе яйца открутят.
- А вдруг там бабло?
- Он походу решил, что нас загребли с его конвертом. Потому и сбрасывает.

Не прельщенная перспективой навсегда остаться в Валдае, я докинула 250 рублей, и мы поехали. На самом деле, мне нужно было быть в Москве к девяти, и мне было интересно, смогут ли достаточно мотивированные наркоманы доехать до Москвы (370 км) за оставшиеся три часа.
Не смогли. Часам к семи Паша начал засыпать. Нет, это не было поводом останавливаться. Просто он топил 120, а Саша периодически будил его тычками в бок.
Потом у нас отвалился дворник.
Потом Паша окончательно заснул. Но было это уже по светлому, в десять часов утра, в городе Клину. Я вышла и сразу же застопила теплую машину до Москвы.

Товарищи. Вот кто мне говорил, что автостопом ехать опасно? Второй раз еду блаблакаром, "безопасным" аналогом автостопа - второй раз трэш и ужас. А если стопить, то все ок.
Впрочем, мне через час предстоит еще один блаблакар. До Луганска.
Я планирую спать.
Карелия

Москва

Привет, а я тут внезапно в Москву скоренько понаеду и стихи читать буду. И книжку буду подписывать, "Из осажденного десятилетия"
29-го ноября, воскресенье.
Сбор на метро Полянка. Думаю, часть народу будет собираться в метро, в центре зала, а часть наверху (ну, кто не на метро приедет).
А адрес я вам не скажу, потому что там конспиративная квартира, нельзя ее в сети светить.
Что делать, если вы опоздали, потерялись, хотите что-то уточнить и все такое? - звонить координатору Даше +7 926 718 02 46. По телефону адрес конспиративной квартиры называть можно. Ну или там в личке.

Итак:

Дата: 29 ноября
Время: 17:45
Место встречи: метро Полянка, внизу, по центру
(контактный телефон для потерявшихся +7 926 718 02 46). Оттуда отправимся к загадочному месту, где будет происходить действо.
Вход бесплатный


Дальше.

Кто хочет книгу, отметьтесь, пожалуйста, чтобы мы знали, сколько книг взять.
Цена книжки - 250 рублей.
И, наконец, нескромный вопрос: есть ли доброжелатели на машинке, которые бы помогли доставить нас с Дашей и книжками, буде желающих книжку окажется много?

Встреча ВК: https://vk.com/event108007994
Встреча в ФБ: https://www.facebook.com/events/860447830737644/permalink/860476340734793/
нежность и алкоголизм

(no subject)

"Кажется, эта война кончается, подыщи мне следующую, родная", - писал он мне в ноябре прошлого года, и я не хотела искать ему следующую, я говорила: а может, ко мне в Питер заедешь сначала? Я не хотела надрыва и ремарковщины, я хотела простого такого дурацкого счастья, недавно я шла домой из магазина, несла альбом и акварельные краски, и думала, что у нашего ребенка могли бы быть зеленые глаза и темные волосы, как у нас обоих. Я хотела фырчать на него по утрам, и таскать его футболки и очки, и гонять на старом жигуле по дорогам Ленобласти со страшной скоростью, чтобы он пугался, и жить так очень-очень долго, я тогда даже крем против морщин купила.
Вокруг происходит Луганск, мы сидим с друзьями среди ночи, мы пьем виски, сигаретный дым стоит столбом, я говорю: мы же найдем себе следующую войну? найдем?
нежность и алкоголизм

время

4 октября 2013 года. Харьков, станция метро "Исторический музей". На эскалаторе стоят рыжий мальчик и рыжая девочка. Им по двадцать пять лет. Они целуются - впервые. А потом расходятся в разные стороны. Завтра девочка уезжает в Санкт-Петербург. Насовсем.

Через полгода начнется война. Он пойдет на нее. Она - нет.
Через год мальчик, фрилансер-программист, никогда не служивший в армии, отрежет рыжий хвостик, сменив его на капитанские погоны. Он будет командовать артиллерийской батареей, дослужившись до командира от обычного вычислителя. Еще он, наконец, дозвонится до девочки в Санкт-Петербурге.
И они полюбят друг друга. Насмерть. Навсегда. Пообещают любить друг друга вечно во всех мирах.
Через полтора года мальчик, без царапины прошедший август 2014 в Луганске, Иловайск и Дебальцево, получит пулю из снайперской винтовки.

А девочке не останется ничего, кроме его войны. И она пойдет за ним долиной смертной тени.
Потому что любовь сильнее смерти. Всегда. Потому что теперь самым важным становится найти его по ту сторону, и чтобы хоть там уже все было хорошо.

4 октября 2013 года. Они целуются на эскалаторе, а потом расходятся. Девочка думает, что больше никогда его не увидит, и надо забыть этот единственный поцелуй. Мальчик думает, что не нужен ей, и едет пить. Если сейчас рассказать им дальнейшее развитие сюжета, они посмеются над чрезмерным пафосом сочинителя.
28 июля 2015 года. Луганск. Девочка смотрит на портрет мальчика: с короткой стрижкой и капитанскими погонами. Четыре месяца, думает она, как я прожила эти четыре месяца.