Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

превед

Падение Икара

Серый дым тянулся из печи,
пахари работали на поле.
Говорил старухе: «Помолчи!»
дед Дедал жене.
А в сельской школе
сын за первой партою сидел –
выучится, может, да уедет.
У Дедала очень много дел:
он мечтает о большой победе.
Ходят, ходят люди по земле –
отчего, как птицы, не летают?
Мастерит Дедал двенадцать лет
чудо-крылья, чтоб подняться в стаю
с дикими гусями.
Полететь
к югу, да в неведомые страны.
В крыльях воск, перо, да мед, да медь.
По ночам они скребутся странно.
Вот из школы прибежит Икар,
мать ему нальет тарелку супа.
Лето, золотые облака,
в поле горячо, светло и сухо.

*
Говорил отец: поднимемся над полями,
Ты увидишь сверху лесную свою поляну,
Где растет земляника; увидишь леса и реки
И поймешь, зачем мы созданы, человеки.

Что-то мать искала среди микстур и притирок.
Говорила мать: оставь его дома, ирод,
пусть он ходит в школу, учится, едет в город,
посылать ему будем вишни да помидоры.

А Икар сидел, глядел на отцовы крылья,
И они лучились светом под серой пылью.

*
Голосила баба, голосила.
говорил Дедал ей: «Помолчи».
Серый дым тянулся из печи,
Дед Иван вез на телеге силос.

Праздные стояли мужики,
тек горячий отзвук колокольный.
Дед Андрей стоял перед иконой
в приступе непознанной тоски.

Расходились по реке круги,
голосила, голосила баба.
«Эх, Дедал, ты дал ей тумака бы,
что орет, как просит кочерги.

Где-то раздавался звук косы,
облака тянулись, как по струнке.
В деревенской речке-переплюньке
топ Икарка, человечий сын.
превед

Эксперименты с расширением общественного сознания

Ну хорошо, Стэндфордский эксперимент сейчас публично разоблачают. Нет ничего удивительного в том, что доминирующее качество человека - не стремление сладострастно отдаваться в БДСМ-игре, где верхний - дисциплинарная машина, а приземленное желание поскорее пойти домой и выпить пивка перед телевизором.

Но есть эксперимент Милгрэма (позже повторявшийся в разных вариациях). Он про то, что мы все-таки не против этого БДСМ. Есть эксперимент Рона Джонса "Третья волна", когда один американский учитель за неделю ненавязчиво приподоткрыл овертовское окошко в классе настолько, что класс туда радостно провалился, едва ли не покидывая зиги. Эксперимент Аша, который говорит нам, что если большинство называет белое черным, то остальные радостно соглашаются.

(Еще какие-то навскидку вспомните? Такие, чтобы опровергали, тоже можно).

В общем, если взять сейчас каких-нибудь не очень образованных подопытных, которые про Стэнфордский эксперимент не читали и повторить снова, в чистых условиях - то результаты примерно совпадут.

"Мы любим сильный людех, мы любим жестких вождей,
Мы ловим кайф, когда нас бьют по башке.
Такая наша стезя, иначе с нами нельзя —
У нас в крови тоска по сильной руке".

Это не российское, как бы ни пытались сие доказывать наши либералы. Это не украинское, хотя Украина сейчас представляет самую масштабную экспериментальную площадку в новейшей истории. Это человеческое.

Мы ленивы (как показали новые данные про Стэнфордский эксперимент), мы тупы (как демонстрируют результаты эксперимента Аша), склонны ходить строем (что доказал учитель Джонс) и бездумно жестоки (от Милгрэма не отвертишься).

Чтобы преодолеть это все, надо постоянно, жестоко, упорно работать над собой и духовно расти, иначе кровь, говно, деградация.

А вы думали, блин, легко будет.
фиолетовый

Лис господень

А это я написала в октябре. Он мне тогда в очередной раз дозвонился, и я все думала тогда про Новороссию, и боялась за него.
Рассказ как-то смешно и странно придумывался, тогда родился мем "десант Стрелкова из Аркадии", но я вот его писала, и очень надеялась, что он не будет пророческим, вообще никак, никаким боком. Но да, этот рассказ я тогда ему посвятила. Хотя не знала, что нас ждет, не знала, что он меня все еще любит, да вообще не знала, что и любил-то по настоящему.

____
Collapse )
фиолетовый

:)

Мне успевают сниться дурные и странные сны, когда, когда?
Вчера я уходила от кого-то, бежала по темному парку к Московскому проспекту, там были рестораны какие-то, огромный Sun-чего-то-там, машины летели, разбрызгивая лужи, а я бежала, и тяжелый пистолет в руке, и холодно почему-то. А за мной человек, которого я не знаю, но он мой враг.
Я вбежала в метро, остановилась за колонной и стала его ждать. Когда увидела, выстрелила. И не попала. Перебежала, остановилась за углом, снова выстрелила, и еще раз, а потом я стреляю - а выстрелов нет. И я побежала, сиганула через турникеты, пистолет почему-то не бросала. Никого не было, контролера тоже, ночь была, но метро почему-то не закрыто.
Кто видел станцию "Московский проспект", тот знает - она пустая, вообще, голый мрамор между двумя провалами рельсов. А я боюсь открытых пространств, и на Московском мне всегда страшно. Так вот, я бегу, бегу через эту пустоту, и почти добегаю до ступенек, ведущих к другому выходу, и тут меня кусает в спину пуля, и я падаю. Лицом прямо на первую ступеньку. И уже теряю сознание, и оборачиваюсь, и вижу этого человека.
А потом был другой кусочек, про него же, но маленький. Дом, его квартира на втором этаже, и она горит. А он спокойно запирает за собой дверь, выходя на лестничную клетку, бросает ключи в карман и идет вниз по лестнице. Выходит. Возле подъезда его ждет женщина. Вся такая в шубе. Крашеная блондинка, лет тридцать пять.
И ее лицо знакомое такое.
Он выбегает, улыбается ей. Говорит:
- Ну, поехали?
И она так медленно отводит глаза от его окон, и смотрит на него.

А потом я поняла, на кого ее лицо похоже.
Потому что если меня покрасить в блондинку, то лет через пятнадцать это буду я.
И такая сюжетная фигня снится постоянно.

А вчера я ходила к Тане вечером. За книжкой по коллоидной химии.
У Тани дома энтропия, и все такое живое, жилое и теплое.
И застенчивая мама ужасно.
Таня возле кинотеатра Довженко живет, рядом с квартирой восточников, если кто-то это читает:)
А потом мы шли к метро, Таня меня провожала. И шел такой теплый снег, и ночь была такая синяя, и белая земля. И Новый год скоро, Новый год.
- Знаешь, Тань, - говорю я, - ты обязательно станешь деканом. Или завшкафом как минимум. Ты будешь завшкафом физической химии, а Максим - органической. И я к тебе приеду, и ты будешь лабы тоже вести у самых хомячных групп, как наш Калугин. Я посижу сзади, и послушаю, посмотрю. А потом им расскажу, как мы вместе учились. Как политологию писали, и я учебник достала, а потом обернулась и увидела препода. И я сказала "Упс", и мы все засмеялись. И расскажу им, что такое хомячные студенты, и бабочки, и покашечки.
- Если я буду у них преподавать, - смеется Таня, - они это и так будут знать.
Ага, все будет именно так, мы смотрим в небо, и снег идет. Таня, все будет хорошо, и звездный свет, и тихие вечера, а нам по двадцать лет. И я люблю твои рисунки, и твою безукоризненность, и твою домашнюю энтропию. Вот, видишь: я смотрю в небо и говорю, что все будет именно так.
Будет.
фиолетовый

Быдлотехнари и долбогуманитарии

По мотивам поста Енотика про математиков.
http://dashca-enotik.livejournal.com/225611.html

Таня Че (моя одногруппница) и Вероника (филфак, работает переводчиком).
Таня:
- А как по-английски будет /чего-то там, я не помню/?
Вероника не знает. Веронику возмущает этот факт, она долго сокрушается, в итоге выдает:
- Но я найду! Мне же самой интересно!
- Не надо, - меланхолично отвечает Таня.
- Почему это?
Таня выдает гениальную фразу:
- Много будешь думать - станешь химиком...

...Я безумно сожалею о том, что не учусь на филфаке, увы, этот сияющий кирпич упал на меня слишком поздно: четвертый курс, переводиться не имеет смысла. Просто...

Это тоже, кажется, рассказывал наш эпический дяденька Филоненко, заменявший культурологию:
- Непонятно было, почему у филологов, историков, психологов предмет "Логика" изучается по несколько семестров, а у физиков, химиков, математиков - нет. Ведь вроде бы - нужнее технарям, да? Но потом я разобрался, в чем дело: физики и математики применяют логику каждый день, а вот гуманитариям она нужна как предмет, чтобы иметь о ней хотя бы понятие...
фиолетовый

Я спросил у ясеня...

***
Видела большой щит. Я уже не знаю, что рекламировали, но написано было:
"Ваш персональный эксперт Дмитрий Козлов!".
Я представила. Я просто представила, как этот человек протягивает руку и скромно, но гордо представляется:
- Здравствуйте. Персональный эксперт Козлов.
Я верю в него.

***
Я хочу куда-нибудь поехать. Не на этой неделе, а то меня совсем из дома выгонят - через недельку, через две. Острая нехватка путешествий, ага.
Народ, куда?!
Только это, СТОЛИЦА - МОЛЧАТЬ!:)))

***
Я не понимаю людей, которые общаются на русском, при этом вешая в ЖЖ баннер "Ні - другій державній російській мові".
Логики, психологии, идеологии - не понимаю.
Объясните, чем они руководствуются.
Что ли тоже себе повесить?
Правильно. Чего это русский должен быть вторым государственным? Пусть первым будет.
А вторым - польский.

***
У меня позавчера дошли лапки до "Трудно быть богом". Ага, я до этого не читала.
Прочитав, я вспомнила, как Ваграм сравнивал Максимильена Робеспьера с доном Рэбой. Я возмутилась. Стала сочинять возмущенный ответ. И поняла, что Ваграм был критично прав.
У меня разбито сердце. У меня разочарование.
Увы мне - я женщина, но логика на меня действует.
Но мы же голь-на-выдумку-хитра, йесс!
Горечь уйдет, и сяду я со страшной нечеловеческой силой искать положительные черты Рэбы!

***
Вчера на лекции по культурологии появился блистательный дяденька.
- Я вам расскажу историю про аспиранта философского факультета! Он работал в морге. Но это неважно! Он еще и вел у заочников геолого-географического факультета. Вы представляете себе заочников геолого-географического факультета? Они пьют и ищут нефть с газом. Суровые такие мужики. А этот пьет мало, нефть от газа не отличает, еще и парит что-то. Они ему говорят - хорош трепаться, пошли бухать. А он: как же мы пойдем бухать, если я вас не научил тому, что должен уметь делать философ? Философ должен уметь давать определения. Вот скажите мне, что такое вертолет?
- Летает, - ответили ему.
- Самолет тоже летает, - ответил аспирант, работавший в морге. И так всю пару они давали определение вертолету. А под конец он спросил их, что такое самолет. И они подвисли. Он хотел уже идти с ними бухать, но суровые геологи поймали его, посадили и потребовали дать определение.
И он рассказал им аристотелевскую теорию определений.

Самое интересное, что дяденька так и не дал нам определения самолета. После пары я подошла и спросила. Он легкомысленно посмотрел на меня и сказал:
- Ну... нужно подобрать существительное... и прилагательное...

Я шла по лестнице и встретила своего знакомого с философского факультета. Я спросила:
- Что такое самолет?
Он посмотрел на меня и ответил:
- Как была дурой, так и осталась.
Я спросила у бывшего мальчика, что такое самолет. Он программист. Он ответил. Я поняла два слова "летательный аппарат" и еще "называемый".
- Ты ответил, как гуманитарий, - осуждающе заявила я.
- Хорошо, что не как математик, - ответил Дима. - Математик дал бы правильный ответ, но абсолютно бесполезный!
Я решила проверить и позвонила Сильверу. По ходу разговора про самолет я забыла.
Вечером я вспомнила, что шеф у меня тоже математик. Как выяснилось, он не просто математик, а еще и гидроаэродинамик.
Я позвонила шефу, и он рассеял мои сомнения.
Мораль:
Нафиг философов. Определения должны давать специалисты.
Но вообще же... Это же психология!
Вот скажите мне, что такое самолет, а?
фиолетовый

Ну не придурки ли мы?

Я поняла, почему я так люблю театр абсурда. Потому что это моя жизнь.
Типа эпиграф. Или присказка.
Больница. Девочки лет тринадцати - шестнадцати развлекаются игрой в карты. Вскоре игра наскучивает и девочки начинают гадать.
Не помню уж, что там выпало, но по картам нам определенно светила пьянка. Девочки, смею заметить, приличные. И в больнице.
Девочки впали в удивление. И я не помню, но кому-то из нас пришла в голову светлая мысль читать надписи на пакетах с кефиром.
- Три процента, один процент... А никто не знает, что означают эти надписи?
- Содержание алкоголя, - авторитетно пояснила умная девочка-из-сорок-пятой-гимназии. - Кефир - это кисломолочный продукт. При брожении образуется спирт.
Я впала в легкую прострацию, но тогда я была еще интровертом, поэтому моя прострация осталась при мне.
И они напились. Нажрались.
Кефиром.
Трехпроцентным.
Они буянили и пели песни. Пьяные от кефира.
Девочки тринадцати - шестнадцати лет.
Это присказка. А сказка будет впереди.
Вчера мы - два придурка и две придурочки - пошли гулять. Не буду рассказывать, как так получилось, скажу лишь, что при звонке с этим предложением жрица Вольхьорда в очередной раз продемонстрировала свой нордический характер, на полном серьезе заявив Глебу: "Я знаю, Вы будете меня шантажировать"... не буду. Хотя это было презабавно.
Итак, мы побрели в некие кушери за ХИРЭ, и в них, в этих кушерях, мы наткнулись на заброшенную школу.
- А не придурки ли мы? - спросил Глеб и перелез через забор.
- Нет, мы психи, - объяснила я, следуя его тропой.
- Что это? - спросила Даша Вольхьорда. - Интересно, в этой собачьей будке кто-нибудь живет?
- Да, бомжи, - вынесла вердикт я, тесно ознакомившись с аццки благоустроенной будкой.
Да, мещанский быт в заброшенной школе наводил на определенные размышления. Впрочем, маргинальные элементы, очевидно, ушли на дневной промысел и не мешали нам знакомиться с этой школой, замечательной во всех отношениях.
Мы обошли ее по периметру не менее чем за полчаса. Такое длительное время объяснялось наличием в нашем тесном кружке пятидесяти процентов влюбленных. Влюбленные - офигительно тормознутый и тормозящий фактор.
В одном из окон мы увидели стопку учебников химии. Это и сыграло роковую роль в дальнейших событиях. Химия - наше все. По крайней мере, мое, а остальные приложатся.
- А не придурки ли мы?
С этой фразы и начинаются, очевидно, великие свершения.
Глеб увлеченно ковырялся в замке входной двери ключом.
Ключи не подошли ни к одной двери, коих по этому эпическому периметру было предостаточно.
- Там есть лаз, - показал Борька. В лаз могла протиснуться некрупная кошка или Даша. Я вознамерилась изобразить из себя одно из этих тел, но мне не дали.
- Черную Луну бы сюда, - вздохнул Глеб, втыкая на дверь. - Быстро бы вышибли. Что против щитовика удары отрабатывай, что против двери...
- А мы что, не Черная Луна? - возмутилась я и двинула дверь своим могучим плечом. Дверь несколько удивленно на меня посмотрела и только что плечами не пожала за неимением оных.
Глеб пошел по периметру дальше. Вскоре до нас донесся его радостный вопль.
Одно из окон было разбито и забито фанерой. Естественно, разрушительное семнадцатилетнее начало ее уже отодрало.
Я не буду рассказывать, как мы туда по очереди забирались. В ЖЖ слишком легко обойти защиту от несовершеннолетних, а это вполне тянет на порнографию.
Первым, что я увидела, была картина "В. И. Ленин критикует народников".
Как ни странно, это оказался кабинет биологии.
По крайней мере, убойное количество учебников по биологии на это указывало. При этом там обретались прейскуранты на химическое оборудование, папочки с грифом "Министерство внутренних дел" и совершенно ирреальная бесчисленность репродукций все с тем же В. И. Лениным.
Но венцом всего оказался плакат с двумя развеселыми дядями, под которыми было написано:
"Прыг-скок, прыг-скок!
Я веселый гонококк!
Открывайте дверь скорее,
я принес вам гонорею!"
(это надо читать так, чтобы дети хором отгадывали последнее слово, я знаю).
Что характерно, над дядями было написано "Нежная дружба".
Еще я нашла веточку Лаурелина, а Дашка - веточку Тельпериона и веник. Я прихватила с собой веточку, мы ее на Новых Домах потом посадили (ничего, что пластмассовая, она вырастет и ничего не забудет), а Даша веник, который мы потом воткнули в ограду. Веточку Тельпериона мы, уходя, повесили на окне.
На следующий день мы с моим молодым человеком вновь побывали на этом месте.
Было тихо.
Фанера была прибита на место. Очевидно, маргинальным элементам директор закрывающейся школы лично поручил заботиться о здании.
Окна закрыты.
И только веточка Тельпериона, одиноко болтающаяся на окне, напоминала, что мы все-таки придурки...