Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

фиолетовый

(no subject)

Держись от меня подальше.
Держись от меня подальше.
Я не из тех, кто приносит счастье.
Я из тех, кто кромсает на части
И приносит смерть.
Не трогай меня даже.

Я приношу смерть.
Доказано матиндукцией.
Хватит ссориться, и мириться, и дуться.
Можно не верить в мистику.
Это вполне доказано, смотри статистику.

Весна, зеленеют листья рябины.
Лучше думать, что я тебя не любила.
Выхожу на улицы Петроградки.
У меня разряженный телефон, привкус во рту гадкий.
Трубку никто не берёт даже.
Держись от меня подальше.
Держись от меня подальше.

Чем я хотела закончить? Да тем, что поздно.
Я тебя не пущу. Даже когда поезд
Меня уносит, и я вырубаюсь в снотворном трипе.
Как ты? Списался ли с новой девочкой? Выпил?
Я закинусь снотворным, я вырубаюсь, я не вещун.
Я просто тебя не пущу.

Лучше бы ты держался подальше.
Сразу.
Я - передоз угарного газа.
Я смерть, что поймала тебя. Я поезд,
Несущийся вдаль.
Расставаться - поздно.
фиолетовый

Четыре зверенка

Эта сказка для тех моих читателей, у кого есть маленькие дети. Она была написана на заказ для двухлетнего Саввы. Напоминаю, вы можете заказать у меня сказку для себя или своего ребенка в соответствии со своими пожеланиями.

ЧЕТЫРЕ ЗВЕРЕНКА

Так получилось, что Котенка принесли в лес в коробке, заклеенной скотчем. Человек положил коробку между корней елки и побежал по тропинке обратно, трусцой, легко отталкиваясь ногами в удобных кроссовках. Человек очень заботился о своем здоровье и часто бегал.
Котенок попробовал процарапать коробку изнутри и долго царапал. Он был небольшой, но довольно упрямый Котенок. Однако если у вас тоненькие лапки и небольшие мягкие коготочки, то процарапать плотный картон очень сложно. Котенок стал громко звать на помощь.
Он кричал долго и почти совсем охрип. Теперь из его рта доносилось не мяуканье, а только жалобные звуки, похожие на кваканье.
- Какой интересный зверь передо мной, - раздался незнакомый голос. – Внешне он похож на картонную коробку, однако внешность обманчива. Он подпрыгивает и издает звуки, подобные тем, что издает молодая лягушка, еще не вошедшая в полный голос.
- Это не зверь! – закричал Котенок. – Это картонная коробка, а внутри я, Котенок. Вы можете ее открыть, пожалуйста? Здесь темно и я хочу есть.
- Очень интересно, - задумчиво сказал голос. – Очень интересно. Так вы говорите, вам надо помочь? Сейчас я попробую, хотя и не знаю, что я могу сделать.
По коробке раздалось легкое тюканье. Котенок сжался внутри.
Collapse )
фиолетовый

(no subject)

Кто я, кто я.
Вчера подруга спросила: "Тебе не кажется, что часть твоих читателей пытается делать из тебя флаг?".

Я пожала плечами. Может, и пытается. Но я же не флаг. Не знаю, хорошо это или плохо.
Один человек пытался рассказать мне, как мне вести соцсети, чтобы создавать "личный бренд" и вести "успешный пиар". В частности, он рекомендовал определиться, кто я: поэт, девочка с котом, путешественница, военкор, гражданский журналист, политолог или хтонь в пальто.

Взгляд мой ответный был незамутненным и чистым.
Я не умею в личный бренд. Я все вышеперечисленное и в пальто. И еще лытдыбр, как писали во времена старого ЖЖ.

(Единственное, против чего я решительно возражаю, - это когда из меня делают поэтессу страдающего Донбасса. Камон, я нет. Я приехала туда по своей воле. У меня не было там дома и родных, и я могла уехать так же по своей воле в любой момент, что я и сделала в 2018, вернувшись в Питер; мне было куда и к кому возвращаться. Я очень люблю Луганск (там я подобрала котеночка Феликса), Донецк тоже, а больше всего Кировск (кто воюет, тот поймет), за три года они стали мне глубоко дорогими, но нет, нет, люди Донбасса - это те, кто там родился и держится за свою землю, когда меня пытаются засунуть на ЭТОТ флаг, чтобы немножко преувеличить трагедию моей жизни, я решительно возражаю, это нечестно по отношению к тем, кто действительно человек Донбасса).

Ну вот, я к тому, что я про хаос, а не про личный бренд. Я пишу о том, о чем думаю, иногда я вообще кричу. И у меня есть кот. И меня очень волнует, в какой оттенок завтра покраситься. И я продолжаю ездить на Донбасс, не в командировки, а за свой счет, чтобы не забывали всю эту историю. И колонки о внутренних российских проблемах пишу. А еще исторические статьи. И, разумеется, стихи.

Во всей этой странной мешанине стихи - это какая-то базовая, главная штука про меня. Я их выделила в специальный паблик Анна Долгарева /стихи/ - и не только чтобы они лежали в безопасном месте на случай моего бана, но и чтобы хоть как-то не мешались со срочными вопросами, к какому врачу пойти, и срочными новостями, что шиповник сегодня был необычайно красным, и также политотой.

И была бы я чуть поумнее, я бы от базовой штуки и отталкивалась, ведя соцсети, сочиняя образ себя. Но я не умею сочинять образ. Я есть. Все вышеперечисленное - это я. Я не умею ни в пиар, ни в личный бренд.

Я боюсь неодобрения, но совершенно ничего не умею сделать с тем, что совсем не умею притворяться.
превед

утренняя сказка про белоснежку

На подоконник злой королевы опустился голубь. Он жалобно косил черным глазом, как бы намекая, что привязанное к его лапке письмо - срочное.

Вздохнув, королева отвязала записку и начала ее читать.
"Мама, это ад, - без предисловий и приветствий писала Белоснежка. - Мама, когда я мотала из дворца, я просто хотела, чтобы они все перестали от меня чего-то хотеть. Отец, женихи вот эти все, казначей. вот эти все уроды, которым что-то нужно от будущей королевы. Спасибо, мама, но теперь все еще хуже! Я живу с какими-то семью мужиками, они хотят, чтобы я убирала, готовила, смотрят на меня собачьими какими-то глазами, я не знаю, что делать, спасай!".

Вздохнув, злая королева привычно ругнулась про себя на непутевую падчерицу и принялась писать ответ:

"Милая. Я что-нибудь придумаю. Только учти, это будет временная мера, исключительно передохнуть. Полностью от тебя не отвяжутся никогда".

"Мама, я все понимаю, - пришел ответ. - Но хоть ненадолго!"

Крышка хрустального гроба закрылась. Белоснежка с наслаждением вытянулась в мягкой постели. Грудь ее вздымалась, а щеки розовели. Все социальные обязательства остались по ту сторону хрусталя. Все. Сука. Социальные. Обязательства.

Она еще не знала, что пройдет всего несколько лет, и крышку ее гроба поднимет принц, которому тоже будет что-то от нее нужно.
бродяга

внизапне Финрод

Как я написала это стихотворение: я ехала в поезде Петрозаводск-Москва, накачивалась пивом, чтобы заснуть, потому что транквилизаторы убрала далеко, телефон садился и, чтобы не скучать, я писала на блокнотном листике, выпрошенном у официантки вагона-ресторана про Финрода. Это чтобы вы не удивлялись, что у меня внезапно стихофанфик, да еще и такой примитивненький.
Нет, я не эльфотолчок, я просто живу в бесконечном Финрод-Зонге с тех пор, как Игорь потерял меня на трассе Москва-Питер под этот мюзикл.


___
А все же Финрод должен умереть.
Дано: герой является к врагу,
Такой красивый, мол, пришел на смерть,
От коей все разумные бегут.
И за плечами у героя есть:
В слова едва оформленная честь,
Да рай потерянный. Ну и уменье петь.
Конечно, Финрод должен умереть.

Герой пришел к врагу, и он поет
Про этот рай потерянный, и вот
Бледнеет, превращается в слова
Его мечта. Пожухлая трава
Впитает кровь и дальше будет тлеть.
А значит, Финрод должен умереть.

Герой повержен, побеждает враг.
Сюжет инвариантен, будет так.

Поскольку рай потерян для него,
Поскольку все, что прошлое, - мертво,
Поскольку идеальные края
Не победят конечность бытия.

Но есть и то, о чем герой молчит,
Его любовь, его бессмертный щит,
Его любовь, что высится меж ним
И вечной тишиной. Ее огни
Горят на грани облаков и вод.

А значит, Финрод вовсе не умрет.
фиолетовый

Кошка Сашка, Казань

17 апреля у Кошки Сашки концерт в Казани.
Кошка Сашка - моя подруга, то есть, я ручаюсь за качество песен и за личность исполнителя. К тому же, выручка от ее концерта пойдет на помощь мирным жителям Донбасса. Я там была. Ополчение потихоньку восстанавливает, но помощь мирным еще ой как нужна.
Короче. Казань. 17 апреля.
Вот группа концерта:
https://vk.com/ks_kazan_2015

Репостить можно.

Вот моя любимая песня: "Будь на моей стороне".


Час – разобраться в себе, пока еще тихо.
Собачья вахта, холодно, скоро рассвет.
В детстве, в лесу, рассвет пах земляникой,
Теперь пахнет водкой, и разницы в принципе нет.
Час будто ночь, одиночество старит год за три,
Сколько бы битв не кипело в твоей голове,
Здесь каждый сам за себя, только выживет вряд ли –
Дай мне надежду, будь на моей стороне.

Ты слышишь, будь на моей стороне,
Не надо приказов, я просто прошу.
Знаешь, у меня никого больше нет,
Я знаю вкус лжи, но сейчас я не лгу.
Даже когда на губах твоих кровь,
Даже когда я не прав,
Даже когда я веду безнадежный заведомо бой,
Даже когда ты не видишь ни целей ни прав,
Даже когда не останется сил
И я упаду в крови и грязи
Ты слышишь, будь на моей стороне всегда
По тому что я так просил.

Я знаю, скоро утро взорвется рассветом.
И это будет последний мирный рассвет.
Здравствуй дружок, ты хотел быть поэтом?
Что же, прошу к амбразуре – теперь ты поэт.
Были артерии трасс и оазисы станций,
Все что увидеть успел, запиши, и пора,
Мирно живут только те, кому не за что драться,
Ты стал слишком взрослым, ты понял что это война.

Ты слышишь, будь на моей стороне,
Не надо приказов, я просто прошу.
Знаешь, у меня никого больше нет,
Я знаю вкус лжи, но сейчас я не лгу.
Даже когда на губах твоих кровь,
Даже когда я не прав,
Даже когда я веду безнадежный заведомо бой,
Даже когда ты не видишь ни целей ни прав,
Даже когда не останется сил
И я упаду в крови и грязи
Ты слышишь, будь на моей стороне всегда
По тому что я так просил.

Ты слышишь. С грохотом падает небо
На плечи мои – мне долго не простоять
Ты помнишь, ты же верил в поэтов,
Один я не воин, но вместе нас уже рать
Ты знаешь, мои баррикады всегда пустовали,
Поэтому мне и не снятся лица друзей,
Ты веришь мне? Меня столько раз убивали.
Ни в чем не клянись, просто будь на моей стороне.

Ты слышишь, будь на моей стороне,
Не надо приказов, я просто прошу.
Знаешь, у меня никого больше нет,
Я знаю вкус лжи, но сейчас я не лгу.
Даже когда на губах твоих кровь,
Даже когда я не прав,
Даже когда я веду безнадежный заведомо бой,
Даже когда ты не видишь ни целей ни прав,
Даже когда не останется сил
И я упаду в крови и грязи
Ты слышишь, будь на моей стороне всегда
По тому что я так просил.

Кошка Сашка
весьма коварна

Черный замок Ольшанский и другие удивительные истории

Я до сих пор не рассказала про то, как ездила в Гольшаны на относительно западную Беларусь, хотя прошло полтора месяца, и у меня висит еще две невоспетые с тех пор поездки!
Итак, я, пользуясь положением фрилансера, отправилась на концерт в Минск, а заодно решила посетить Гольшаны. Примерно два года назад мой тогдашний возлюбленный ткнул меня в страшные легенды об этой старинной белорусской деревне.

Согласно легендам, Владимир Короткевич в романе "Черный замок Ольшанский" нисколько не наврал. Действительно, по развалинам замка лунными ночами со страшной силой бродит прекрасная дама, сбежавшая от жестокого мужа с благородным разбойником. В стенах замка, дескать, жестокий муж их обоих и замуровал. По некоторым версиям дама была вовсе не женой, а дочерью жестокого владельца замка и полюбила не благородного разбойника, а конюха. Один мой друг сейчас сказал бы, что видел порно, которое начиналось точно так же, но не суть. В общем, панночка печально бродила. Звали ее в обеих версиях Ганна-Гордислава Ольшанская, и чем-то такое расхождение в версиях меня неясно тревожило. Возможно, потому что ставило под сомнение реальность панночки Ганны-Гордиславы, бродящей по развалинам замка.

Ну извините. Мне двадцать шесть лет, я не видела ни одного привидения, но всерьез рассчитывала увидеть.
Не надо смеяться. Стыдно.
Collapse )
фиолетовый

(no subject)

Ничего не случилось: апрель, весна в голове,
я сижу в Петербурге в офисе, ты в Москве,
мы с тобой молоды и живы.
Ветер пахнет весной и тянет гулять по траве,
и на море глядеть с обрыва.

Я тебе пишу: представь, дорогой мой друг,
через пару лет падений, взлетов, разлук,
мы с тобой окончательно вырастем, повзрослеем.
Будем честно трудиться, не покладая рук,
наберем кредитов, манер, должностей, заслуг,
ведь пора перестать когда-то быть дуралеем.

У меня будет мальчик такой через пару лет –
стрижен годно, похож на пидора (только нет),
очень милый менеджер, между прочим,
с волосами такими зализанными брюнет,
и как раз тогда мы о свадьбе и похлопочем.

У тебя будет девочка, блондинка, чуть-чуть зануда,
и поесть приготовит, и потом помоет посуду,
улыбается нежно и ничему не мешает.
Слушай, радость моя, я к тебе приезжать не буду.
Эта дура меня заранее раздражает.

Будем жить вот так – каждый со своей нелюбовью,
я в кредитной квартире в Питере, ты в Подмосковье,
никакого пива, только коктейли в баре,
будем жить с тобой в бесконечном этом кошмаре,
и однажды встретимся – где-то, пускай в Москве,
позабыв давно о своем нутряном родстве.
Обменяемся списками разных важных вещей.
Говорить нам будет не о чем.
Вообще.

За окном – весна. Середина рабочей недели.
Я пью кофе и пытаюсь прогнать похмелье.
Приоткрыть окно – и слышен запах земли.
Ты мне пишешь: ну что за ужасы, в самом деле.
Я пишу: если вдруг поймешь, что мы проглядели,
утонули, выбраться не сумели,
если вдруг ты встретишь другую в моем теле,
пристрели меня,
пожалуйста,
пристрели.