Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

фиолетовый

(no subject)

Ворона на ветке говорит «кар».
Моя френдесса не хочет qr-
Код, ибо это чертова метка.
Я выпиваю, но редко.

Во всем виноват Путин и большевики.
В Нью-Йорк надо ввести наши полки.
Собянин – герой России. Собянин – мудак.
Я перехожу на коньяк.

Зулейха открыла глаза. Зулейха идет в твой дом.
Власти скрывают. Мы все умрем.
Церкви закрыли дьявол, Госдеп и Путин.
Выбираем версии, вертим-крутим.

Я сегодня вышла на улицу. Там весна.
Я до магазина прокралась одна.
Я купила восемь бутылок вина.
Никакая пандемия мне не страшна.
Карелия

(no subject)

В город пришли незваные. Стало тише: голос и пенье караются по закону, также не одобряются игры мальчишек. В город пришли, и в городе стало сонно. Город стал ноябрем и запахом дыма, через который ветра иногда обнажат абрисы старых домов, где сто лет назад мы хохотали и целовали любимых.

В город пришли незваные, люди в черном, тени из-за холмов, страшилки из детства. И затаился город, и хлынули горлом клочья тумана, глушащие грохот сердца. Город притих, себя обхватив за плечи. Встали часы на период полураспада.
Только трава и листья упорно шепчут:
«Мы вам не рады. Мы вам не рады. Не рады».

«Мы вам не рады», - асфальт говорит беззвучно. «Мы вам не рады», - на стенах домов проступает. С северо-запада туча идет слепая, город припал к земле, больной и измученный.

«Мы вам не рады», - молчит обезлюдевший дворик, где рисовали мы солнце и классики в детстве. Светится город через туман и горе. Мой Арканар, мой Харьков, моя Одесса.
фиолетовый

Питер

Дорогие питерцы!
Я тут немного пришла в себя, обзавелась съемной уютнокомнаткой недалеко от метро Восстания, и теперь просто-таки со страшной силой жажду социализации.
Меня да, можно вытаскивать в гости, в кафе, на всякие мероприятия, можно поить кофе и алкоголем, ну и понятно, что ко всяким ролевым мероприятиям и литературным вечерам я отношусь особенно неравнодушно.
Короче, активно принимаю всякие предложения насчет проведения досуга :)
фиолетовый

:)

Мне успевают сниться дурные и странные сны, когда, когда?
Вчера я уходила от кого-то, бежала по темному парку к Московскому проспекту, там были рестораны какие-то, огромный Sun-чего-то-там, машины летели, разбрызгивая лужи, а я бежала, и тяжелый пистолет в руке, и холодно почему-то. А за мной человек, которого я не знаю, но он мой враг.
Я вбежала в метро, остановилась за колонной и стала его ждать. Когда увидела, выстрелила. И не попала. Перебежала, остановилась за углом, снова выстрелила, и еще раз, а потом я стреляю - а выстрелов нет. И я побежала, сиганула через турникеты, пистолет почему-то не бросала. Никого не было, контролера тоже, ночь была, но метро почему-то не закрыто.
Кто видел станцию "Московский проспект", тот знает - она пустая, вообще, голый мрамор между двумя провалами рельсов. А я боюсь открытых пространств, и на Московском мне всегда страшно. Так вот, я бегу, бегу через эту пустоту, и почти добегаю до ступенек, ведущих к другому выходу, и тут меня кусает в спину пуля, и я падаю. Лицом прямо на первую ступеньку. И уже теряю сознание, и оборачиваюсь, и вижу этого человека.
А потом был другой кусочек, про него же, но маленький. Дом, его квартира на втором этаже, и она горит. А он спокойно запирает за собой дверь, выходя на лестничную клетку, бросает ключи в карман и идет вниз по лестнице. Выходит. Возле подъезда его ждет женщина. Вся такая в шубе. Крашеная блондинка, лет тридцать пять.
И ее лицо знакомое такое.
Он выбегает, улыбается ей. Говорит:
- Ну, поехали?
И она так медленно отводит глаза от его окон, и смотрит на него.

А потом я поняла, на кого ее лицо похоже.
Потому что если меня покрасить в блондинку, то лет через пятнадцать это буду я.
И такая сюжетная фигня снится постоянно.

А вчера я ходила к Тане вечером. За книжкой по коллоидной химии.
У Тани дома энтропия, и все такое живое, жилое и теплое.
И застенчивая мама ужасно.
Таня возле кинотеатра Довженко живет, рядом с квартирой восточников, если кто-то это читает:)
А потом мы шли к метро, Таня меня провожала. И шел такой теплый снег, и ночь была такая синяя, и белая земля. И Новый год скоро, Новый год.
- Знаешь, Тань, - говорю я, - ты обязательно станешь деканом. Или завшкафом как минимум. Ты будешь завшкафом физической химии, а Максим - органической. И я к тебе приеду, и ты будешь лабы тоже вести у самых хомячных групп, как наш Калугин. Я посижу сзади, и послушаю, посмотрю. А потом им расскажу, как мы вместе учились. Как политологию писали, и я учебник достала, а потом обернулась и увидела препода. И я сказала "Упс", и мы все засмеялись. И расскажу им, что такое хомячные студенты, и бабочки, и покашечки.
- Если я буду у них преподавать, - смеется Таня, - они это и так будут знать.
Ага, все будет именно так, мы смотрим в небо, и снег идет. Таня, все будет хорошо, и звездный свет, и тихие вечера, а нам по двадцать лет. И я люблю твои рисунки, и твою безукоризненность, и твою домашнюю энтропию. Вот, видишь: я смотрю в небо и говорю, что все будет именно так.
Будет.