?

Log in

No account? Create an account

15 янв, 2018

Замерзаю я, зябну, никак не согреться мне. Я, наверно, навеки останусь в этой зиме. Не согреться огнем и не развести очаг, и мне кажется - будет отныне навечно так.

Говорили: приходит из льдов, напрямую в сны,
никого не жалеет. У нее ярко-алый шарф
и глаза изумительной, странной голубизны.
Не ходи за нею, покуда в тебе душа,
пока бьется сердце, качает по жилам кровь.
Защитит огонь в печи и знакомый кров.
Говорили старухи, проходившие мимо двора,
говорили прадеды, кости гревшие у печи,
но откуда ж мальчишкам знать, что такое страх,
приключений-то хочется, сколько нас ни учи.

Я не помню давно, не знаю, сколько мне лет. Я когда-то яблоки рвал, голубей гонял, но она пришла, и в ней был незнакомый свет, навсегда за собой потянувший в дорогу меня. Я собрался и вышел в январскую темноту, вдалеке голубые мерещились огоньки. И снежинки, медленно плывшие на свету, таяли, коснувшись моей руки.

Я, конечно, верил. Я был отчаян и глуп. Износил не одни сапоги, не один тулуп. Голубой вдалеке смеялся неведомый свет. Я искал да искал – неведомо сколько лет.

Я вернулся. Снег заметает мой старый дом, и никто в деревне давно не помнит меня. Я пытаюсь согреться, сижу над печным огнем. Он испуганно пляшет, стены и пол багряня, но не тает снег. И руки мои холодны. Я напился синего света полной луны, я навек утонул в незнакомой голубизне.
Потому, ложась мне в руки, не тает снег.

Метки:

Жена снайпера за калитку ходит, собирает бруснику.
Тени сосен над ней колышутся, как скелеты.
Жена снайпера говорит: просьба моя невелика –
пусть у него будет зима, и весна, и лето,
и еще десятки. Жена снайпера собирает рябину –
если повесить ее над дверью, то призраки не приходят.
Всколыхнувшись, черные тени поднимаются из глубинных
памятей прошлых жизней. Маленький огородик
вдалеке белеет. Господь, не оставь любимых.

Господи, даждь нам днесь насущного кислорода,
если надежду на жизнь ты дал нам своим Рождеством.
Белое мертвое озеро плещется у порога.
Мертвая жена снайпера молится за него.

Метки:

вот там, где улицы залиты солнцем,
где в только наступающей весне
мы едем на трамвае и смеемся,
и под деревьями ютится снег,
и я жую свой проездной билетик,
за три рубля – счастливый свой билетик,
и три ключа звенят на амулете.
вот там-то через тонкую мембрану
души моей – я впитываю март,
тебя, еще тебя, так тонко, странно,
и вечер наступающий – лохмат,
размыт и нежен – ведь весна теперь-то,
и в ней любовь – как первая звезда,

вот там-то я еще не знаю смерти,
и ты еще совсем не знаешь смерти,
и между нами мир не знает смерти
и не умрет, конечно, никогда.

Метки:

27 дек, 2017

- Благородный идальго, позвольте! Прошел сигнал:
Вы признайте, что кончилась ваша война. И дома
Ожидает вас молодая ваша жена
И сплетает ковры для комнат, что вам знакомы.

- Нет, простите! Война не окончится тысячу лет!
Значит, тысячу лет – буду отдан иной сеньоре.
Поднимаются мертвые. Двигаются на свет.
Все идут туда, где бесслезное плещется море.

- Благородный идальго, за годы ваша жена
Превратилась в костистый череп Санта Муэрте.
В эту ночь октябрьскую ныне она одна
Ожидает вас у заплаканного окна,
Силясь вас отмолить у войны, у черта и смерти.

- Передайте же ей, что я клятву отдал иной,
Той, что выше судей и бога, что собирает
Наши души погибшие там, где лишь кровь и зной,
Провожает их до ворот пресветлого рая.

- Дорогой мой, я знала, что ты не узнаешь меня.
Ныне падает в мертвую землю мой дождь, дрожа и звеня.
Как тогда – когда клялся ты в жизни со мной быть и в смерти.
Открывай же глаза и снимай свой доспех. Броня
Не поможет в красных владеньях Санта Муэрте.

Метки:

Два часа ночи.
Мозг: Что-то мне не спится.


Печень: Это потому что мы сегодня пили зеленый чай, а винишка совсем не пили. И даже коньячку.

Язык: Чувствуешь, как я нежно перекатываюсь во рту, произнося: «На-ка-тим»?

Мозг: Чаю?

Желудок: Нит. Никакого чаю. Я есть хочу.

Мозг: Ок. Лапки, давайте, вставайте, идите на кухню, не ленитесь.

Желудок: Силос и помидорки черри, серьезно? Нам надо поговорить.

Мозг: Чаю?

Желудок: Я нормальный взрослый мужчина в самом расцвете сил! Я хочу мяса! Хорошо прожаренного мяса!

Мозг: Ты не можешь быть мужчиной. Над тобой сиськи. А если ты будешь столько жрать и не заниматься спортом, то скоро они будут лежать прямо на тебе.

Желудок: Мяса хотят все.

Мозг молчит. Ему нечего возразить. Скорбно молчат все.

Поджелудочная, робко: Я не хочу мяса. Особенно жареного.

Мозг, ликующе: Вот, вот!

Поджелудочная, все так же робко: Только силоса с помидорками я тоже не хочу.

Мозг: А что ты хочешь.

Поджелудочная, внезапно озверев: КАШКИ! МАННОЙ! СУКИ, КАШКИ ДАЙТЕ, А ТО ВСЕМ ПИЗДЕЦ!

Желудок: Почему я непроизвольно сокращаюсь? Мозг, зачем ты это со мной делаешь?

Мозг: А ты помнишь кашку? Манную? С комочками? Серенькую такую, в больнице?

Желудок: Бляяяээээ.

Желудок: Какой вкусный силос. Жалко, что мало. И помидорки отличные.

Печень: Теперь бы рюмочку – и спать.

Мозг: Нет, ты серьезно? Кот бы говорил, вообще.

Печень: Ты сам выучил словосочетание «стокгольмский синдром» раньше, чем научился разбираться в сортах коньяка.

Поджелудочная, снова тихо: Он в них до сих пор не разбирается.

Печень: Кстати, да. Но я уже привыкла.

Мозг: Жопа! Покажи себя им!.. Эээ, нет. Не так. Руки, пощупайте жопу. Она огромна!

Руки: А можно мы чью-нибудь другую жопу пощупаем, а то извращением попахивает?

Мозг: Вот если вы все так жрать будете, то ничьих жоп вам больше не щупать.

Желудок: Манты. Помнишь, мы в Крыму ели манты? Лагман везде разный, а вот манты божественные. Плотное тесто такое, мелко порубленная баранина с зеленью и специями, бульончик внутри…

Мозг: Один слоник прыгнул через забор, второй слоник прыгнул через забор…

Желудок: Манты. Мне нужны манты.

Мозг: Попробуем дома приготовить. Какие-нибудь диетические.

Руки: Ты серьезно веришь в нашу способность что-то мелко нарубить? Мы же на втором кусочке задолбаемся и начнем импровизировать.

Мозг: Тогда никаких мант. Спать. А то будет манная кашка.

Желудок успокаивающе шепчет печени: Не бойся. Скоро Новый год. Все будет. Фляжка коньяка у нее стоит. Шампанское будет. Оливьешка будет.

Поджелудочная: Можно я застрелюсь из фейерверка?

Занавес.

26 дек, 2017

Дедушка Мороз,
не ходи к моему порогу.
дедушка, забудь в этот раз дорогу,
дай подышать спокойно еще немного.

Даже не пробуй подарками откупиться
за тех, кого ты заберешь с собой
в следующем году – сделаешь небесными птицами
там, на крайнем севере, над избушкой лесной.

Не приходи, старик сумасшедший, жадный,
не забирай, не трогай моих ненаглядных,
не забирай вообще никого,
не нужны мне твои подарки, твое новогоднее волшебство,
пахнущее – с детства – обманом,
танцами гостей да угаром пьяным,
папиным похмельем наутро,
тоскливым январским рассветом,
одиноким, грязным и неуютным,
оливье вчерашним, сломанным табуретом.

Ничего не надо. Ни бентли, ни грошика медного.
Главное, не забери никого. Ни единого
близкого, дальнего, богатого, бедного,
пьяного, употребляющего, судимого,
нелюбимого, но особенно же любимого.

С Новым годом. Над снегом вьется дымок белёсый.
С Новым годом, сумасшедший старик красноносый,
проходи же мимо моей квартиры,
мимо моей страны,
мимо моего мира.

Метки:

21 дек, 2017

слушай, говорит, слушай:
обстрел начинается в полночь.
пусть твои прячутся лучше,
без пятнадцати чтоб по полной

по боевой. будем
класть по заброшенной шахте.
от людей к людям
несется сигнал шатко.

дождик по ним крапает,
сумерки лежат синие.
сын отвечает: папа,
спасибо, за все спасибо.

Метки:

Йоль-2017

Этот город специально завел себе улицу Расстанную,
но все его улицы – это улицы расставания,
головокружительные улицы, каменные, туманные.

Завтра вместо Короля Остролиста
придет Дубовый Король. По улицам мглистым,
по самой длинной ночи в году – разойдется его запах,
на юг, на север, на восток, на запад.

Мы, рожденные здесь, безумные дети севера, мы
слишком привыкли бояться зимы,
запасаться соленьями, ждать удлинения дня,
бояться темного времени и откупаться
любым огнем, что нашли. У нас не отнять
веры – безумной – в солнце. Северное братство
замешано на вере в него. В Дубового Короля,
в то, что солнце поднимается, прямо над Купчино, Коля, глянь,

о, мы сошли с ума, мама, мы все сошли тут с ума,

мама, гляди, мы идем по небу, по облакам, по домам.

Во что нам осталось верить тут в самую длинную ночь?
Неужели только в цветные гирлянды в чужих квартирах?

О Дубовый Король! Мы их зажигаем, но превозмочь
зиму – не в наших силах. Вкуси же вина и сыра,
вкуси нашей плоти и крови. Нашей – детей весны,
нашей – это мы производим странные сны,

истинную Нарнию из снотворных и алкоголя,
мы – твои тридцатилетние дети. Наши сроки ясны.

Возьми нас, Дубовый Король, без страха и боли,
просто забери нас в весну, в безумные наши сны.

Метки:

Да, мы сошли с ума и предлагаем вам собраться на празднование Йоля за три дня до, собственно, праздника!
Но это мероприятие стоит того, чтобы его посетить!
Для вас:
- Лекция об истории празднования Йоля и месте этого праздника в культуре древних европейских народов;
- Поэтические выступления Лемерт , Джезебел Морган, Айриэн , Эшу и Марьи Куприяновой - лучших сказочников современности;
- Гадание на рунах и Таро.

Время: 19 декабря в 19:00
Место: кафе-бар Kunst, Санкт-Петербург, улица Итальянская, 37

Вход свободный.
Сумасшедшее лето настало в столице,
как в зачумленном городе для умирающих пир.
Ваше Величество, не желаете угоститься?

Что вы, разумеется, чистый спирт!
Ваше Величество, поймите, самое страшное –
то, что все тут боялись ада, а он наступил.

Не правда ли, ночь нынче душная, кровью раскрашенная,
не правда ли, мы все здесь сошли с ума?
Ад наступил, а они не заметили. Их головы бражные

попросту не вместили того, что это уже тюрьма,
которой они боялись. Ах, королева, ад смотрит прямо в них,
и они отвечают аду: «Я не крал, не входил без спросу в чужие дома»,

Я не убивал, я жил по заповедям». Ад входит прямо под дых,
входит, как нож в масло, выворачивает их наизнанку,
бросает их, выпотрошенных и пустых.

А они все думают, что им есть зачем вставать спозаранку,
думают, что им осталось, чего бояться,
посмотрите на них – поэты, кокаинисты и нимфоманки,

а ведь ад живет в брюзжанье их домочадцев,
ад глядит на них из пустых подъездов, из бумажек судебных,
из глаз их абортированных детей, не научившихся улыбаться.

Не грустите, Ваше Величество. Пейте спирт, он целебный.
Что же вы не смеетесь? Я ведь говорю вам смешные вещи!
Что вам до их интриг, разговоров в буфетных!

Выпейте и танцуйте. Простите мой юмор зловещий –
бытие шутом Князя Тьмы накладывает отпечаток определенный,
я бы даже сказал – профессия сама берет тебя в клещи,

искривляет рот в усмешке, спину в поклонах,
заставляет обрасти толстой кожей и шерстью позднее,
заставляет забыть, что когда-то был живым и влюбленным.

Выпьем же! Только не шампанское, а коньяк. Он вкуснее.

Метки:

На последнем выдохе в жуткую стынь
пред глазами туман застыл.
Петр Ильич говорит напоследок: прости.
И сын отвечает: прости.

Метки:

29 ноя, 2017

черноглазые здешние ночи закованы льдом,
светофоры красной водою снег багрянят.
я любила тебя и открыла тебе свой дом,
но заранее знала, что трижды оставишь меня.

у тебя война, черный снег, окровавленная стерня,
никогда не кончается и никогда не избыть.
и поэтому ты раз за разом оставишь меня,
чтоб, как водится в этих краях, голосить у избы.

чтоб, как водится – босоногой стоять на снегу,
воя в голос на вечный глухой бессловесный мотив.
я готовлю опять на двоих – я совсем не могу
по-другому, таков сложившийся нарратив,

чтобы ты убиваешь (меня), ну а я люблю,
и дорога белая тянется впереди.
и когда ты придешь, я постель тебе постелю,
и во сне заколю, чтобы больше ты не уходил.

Метки:

28 ноя, 2017

…несешь свое растрепанное сердце,
над головой проносишь через Невский,
несешь его по долбаной войне,
несешь по перепаханной стране,
тяжелое – а поделиться не с кем,
и тонкогубый месяц только щерится.
А ты идешь
сквозь страшный сон свой детский,
несешь свое растрепанное сердце,
несешь его, несешь его, несешь,
и на поля войны ложится дождь,
а после выпадает первый снег,
и ты несешь по долбаной войне
болючее растрепанное сердце.
И первым снегом заметает трупы,
над городами тяжко дышат трубы,
а ты его несешь, как чертов Данко,
и провода гудят тревожно, тонко,
лежит сугроб, как белая буханка,
и ты в нем – замерзающим котенком,
а сердце проплывает дальше, дальше
над елками, над кладбищами – дальше,
уходит от заснеженной земли -
над звездами и челноками даже,
и все-то бьется, все оно болит.

Метки:

В ноябре твой дом отныне не твой,
хоть совой кричи, а хоть волком вой,
запирайся крепче на все ключи –
у двери сопит, тяжело молчит

то, что после место твое займет,
у него распахнут кровавый рот,
у него нет имени и души,
только для него твой плащ перешит,

ужин для него готовит семья,
что была когда-то совсем твоя,
для него свечу поставят в окне.
Нет тут места тебе, уходи вовне.

Страшно оставаться одному в ноябре.
Черные следы видятся на заре,
остывает тело календаря.
На руках чернеющий труп ноября.

Оставайся один да молчи один.
Зажигай костер да вдыхай свой дым.
То, что стало тобою, - дома, лишь кот
не идет на руки к нему, орет.

Покрываются инеем провода.
Не ходи домой, не гляди туда,
а в чужие окна гляди, гляди,
может, кто пригреет тебя на груди.

Метки:

НЕДОБРОТА

Расстреливали, конечно. Бомбили. Всякое было.
Война – это страшно, войну начинают дебилы.
Но что вы меня поминаете каждый раз?
Ведь я исполнял приказ.

Конечно, случалось стрелять по мирным кварталам.
Назначили цель. Самого вконец задолбало.
Да я-то что? У меня же дети, не трогайте нас.
Ведь я исполнял приказ.

Пошел воевать. А вы бы не воевали?
Так было принято. Вы б отказались едва ли.
Цель – выжечь напрочь всю землю. Но каждый раз
Я исполнял приказ.
Всего лишь приказ.

Метки:

18 ноя, 2017

В городе осень и хрипло трезвонят трамваи.
Листья горят, над землей расстилается дым.
Дважды войной перепахан, от края до края,
город живет и не помнит себя молодым.

Сталинские исполинища архитектуры -
то ли кубизм, то ли яростный гордый модерн –
держатся, дерзкие, возле хрущовок понурых,
все еще доминируют здесь кое-где.

Город, где я родилась – и куда не вернуться,
вечно мне снится, как я по тропинке иду
мимо детсада во двор, где от тополя – куцый
только остался пенек в диковатом саду.

Вот я стою у подъезда – но мне не подняться.
Город не пустит изгнанника в брошенный дом.
Дальше – среди черно-серых его декораций:
зданий, машин и метро – пробираюсь с трудом.

Я не вернусь. Полон памятью он и стихами,
но удаляется, меркнет – и не разглядеть.
Шепот его в голове у меня не стихает,
словно он брошен отныне на верную смерть.

Метки:

14 ноя, 2017

Недалеко от станции Ручьи
мы существуем. Мы теперь ничьи,
не пригодились. Здесь дурные сны.
Ребенок с куклой смотрит со стены,
и мне неловко под серьезным взглядом,
как будто самозванец я – но я-то -
и так все время самозванец. Рядом
все время слышу поезда гудки.
Дорогу выбирают дураки –
такие вот, как мы. Стучит печаль –
сквозь сердце – о дороге без возврата.
И красная горит моя свеча,
и белая горит твоя свеча,
и поезда идут, идут куда-то.

И огонек от пламени свечи
мне озаряет лунную дорогу,
куда мы все уходим понемногу.
Недалеко от станции Ручьи
уже считай, что север, звуки рога
охоты дикой – всадников небесных,
они берут ничейных – но ведь здесь мы
пока что остаемся. То есть, кто мы?
Ведь ни в один из паттернов знакомых
не впишемся – и не отыщем дома.

И красная горит моя свеча,
и белая горит моя свеча,
и мы с тобой опять, опять ничьи,
ну разве друг для друга только чьи.
Колеса поездов стучат, стучат
недалеко от станции Ручьи,
проходит ночь, и наступает час
меж волком и собакой, только где мы?
Кругами часовые пояса
расходятся и размывают время.
И полнятся брусникою леса
недалеко от станции Ручьи,
где держит нас
лишь огонек свечи –
и белой этой вот моей свечи,
и красной этой вот твоей свечи,
на деле же одной, одной свечи.
Сквозь миллионы лет –
одной свечи.

Метки:

14 ноя, 2017

Первым приходит страх.
Голова у него в кустах,
он приходит, как жадный жнец, проголодавшийся Кром Круах.
Входит в сердце твое, как в дом.
Он знаком тебе. Он знаком
с детства – самого раннего. Лижет ледяным языком,
в подворотне темною грудой замер,
смотрит из шкафа огненными глазами.

Дальше приходит смерть, говоря: «Я здесь»,
перед нею ты гол, беззащитен весь,
с первой смерти – когда во дворе хоронили соседа,
пронизала она и степь, и город, и весь,
как бы ты ни пытался не помнить о ней, не ведать.

Наконец, являются звезды. И с ними ты
существуешь – открытый до простоты,
скованный до немоты,
только звезды – и умирающие цветы,
только космос, навеки открывшийся перед тобой,
бесконечный, неотвечающий и немой,
и живи теперь с ним, как хочешь, и над листвой
над опалой – к нему вознесись.
Вот твой страх – он здесь.
И смерть твоя тоже здесь.
Только это неважно – тебе открывается высь,
лишь ее теперь даждь нам днесь.

Метки:

У меня есть друг, в котором живет что-то странное.
Он все время меняет то города, то страны,
несколько раз менял имена, аккаунты, позывные,
называет себя вампиром. Но врет, глаза-то живые.

Странно одевается: ходят нередко слухи,
что, помимо городов, он также меняет эпохи.
У него есть знакомые от Владика до Калуги
и Кенигсберга. Сбивается дыханье на вдохе,

мешает жить жизнью, предназначенной для человека,
начинает что-то зудеть, становится скучно,
требуется изменить координаты жилья и века,
толкается артериальной кровью в сердце беззвучно.

Я не знаю, как это называется, но оно выплескивается из него стихами,
странными песнями, под колеса ложится дорога, сбоит дыхание.

расцветают цветы вдоль дороги, вопреки осени, такая судьба, такая
дорога твоя, таково твое проклятие, Каин.

Метки:

А еще я думаю: нахуя?
Задаешься ли ты этим вопросом, как я?
Нахуя ты есть, нахуя есть я?
Хуле толку от углекислого газа, выходящего изнутри,
если ничего в тебе не горит?

Слушаешь рэпчину? О, да ты молодчина!
Хоть какая-то поэзия, поздравляю с почином!
Причащаешься в секте свидетелей грантов, и все чин-чином.
Это нормальная жизнь, детка!
Делать вид, что говно – это конфетка,
и ложками его жрать, захлебываясь!
То есть, конечно, выстрел в голову есть
вариантом уйти от ебучей судьбы,
но ты предпочитаешь быть, чем не быть.

Ну а я-то что, с меня взятки гладки,
у меня все в порядке, я же долбаный маргинал,
мир ловил меня, но не поймал.

Метки:

Profile

превед
alonso_kexano
Анна Долгарева, человек и анекдот
Лемерт (Анна Долгарева)

Latest Month

Апрель 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com