Анна Долгарева, человек и анекдот (alonso_kexano) wrote,
Анна Долгарева, человек и анекдот
alonso_kexano

Дикий охотник

конкурсная зарисовка, потом, может, сделаю из нее рассказ, но скорее нет.

Он остановил автомобиль на заправке и, пока в бак заливали бензин, зашел выпить кофе. Человеческая еда не была ему нужна, но иногда создавала иллюзию того, что он здешний. Местный. Ничем не отличается. Что он допьет, и сядет в автомобиль, и поедет туда, где его будет ждать теплый дом и очаг, пылающий внутри, и Марта с улыбкой откроет ему дверь…
Это были странные мечтания, в которых было что-то от самоистязания. Он думал об этом редко, и с тем же наслаждением, с которым резал ножом собственное тело.
Он ненавидел тепло.
Среди людей он чувствовал себя так, словно в груди у него раскачивается кинжал. Когда вокруг пахло цветами и сияло солнце, ему казалось, что кинжал этот кто-то раскачивает.
Когда он видел целующихся людей, ему казалось, что этот кинжал вбивают все глубже и глубже, но это не слишком его беспокоило. В конце концов, у него не было сердца.

Кофемашина жужжала, готовя плохой американо для очередного гостя (ох и скверную же, снежную погоду он выбрал для путешествия! Ох и глухую же трассу!). Девушка за стойкой с любопытством смотрела на него: высокий, худой, с резкими, костлявыми чертами лица и длинными бесцветными волосами грязно-русого цвета. Он мог бы с равным успехом казаться красавцем и уродом, но заурядной его внешность никто бы не назвал.
- А я вам говорю, что до самого Нового года здесь обычно никто и не ездит, - болтала она, пока жужжала кофемашина. Она привыкла общаться с посетителями – и ей было скучно в глуши, и редкие дальнобойщики радовались случайному разговору. – Вот сегодня двадцать первое декабря – и попомните мое слово, недели две здесь еще машины не проедет. Ну а мне-то что, я тут сижу, а деньги от хозяина капают. Вы-то местный, наверное, недалеко живете?
- Далеко, - глухо ответил он.
- И давно к нам пожаловали? – Она хотела продолжить разговор, но странный посетитель взял свой кофе и отсел в уголок.
- В Самхейн, - ответил он, не оборачиваясь. – Тридцать первого октября.

Метель била пригоршнями снега в окно. Двадцать первое декабря, сказала она. Йоль. Уже завтра день начнет становиться длиннее.
Он повернулся к девушке за стойкой.
- Я прибыл к вам в Самхейн, - медленно сказал он. – Шестьсот лет назад. Точнее, чуть больше. Я не помню.
- Вот оно что, - кивнула девушка. Глаза ее чуть беспокойно расширились. – Шестьсот лет. Тогда понятно-то.
- Самхейн, - растягивая слово, произнес он. – Марта. Она гуляла одна. Смелая девушка. Мы охотились. Я догнал ее и посадил перед собой на своего коня. Мы катались с ней вместе всю ночь, а потом она ускользнула. Я поклялся, что вернусь в тот день, когда найду ее.
- Вот оно что, - повторила девушка. Теперь она смотрела без страха, но сочувственно.
- Ворота отворяются несколько раз в году, - сказал он. – После Йоля не будет моего времени. Начнет светлеть. Только это время, от Самхейна до Йоля. Время моей силы. Я ищу Марту, понимаешь?

Она отступила на два шага. Гость встал. Метель с силой ударила в окно заправки. Повеяло холодом. Ей показалось, что он стал выше ростом, и… нет, конечно же, на нем не могло быть развевающегося черного плаща со снежными узорами.
Он сжал в руке пластиковый стаканчик с кофе, и кусочки коричневого льда разлетелись по полу.
- Я везде ищу Марту, - сказал он. – Я не могу ее найти уже шестьсот лет. Сегодня ты будешь моей Мартой. Я покатаю тебя на своем коне.
Она закричала.
Метель ударила в окно, и стекло зазвенело, осыпаясь. Она кричала, надеясь, что заправщик придет к ней на помощь, но у машины никого не было. Только стояла ледяная статуя.
Автомобиль всхрапнул и подъехал к своему хозяину. Его дверца распахнулась, открывая ледяное нутро.
Tags: лыко в строку
Subscribe

  • коротко о национализации Приватбанка)

    Мальчик Петя очень был хороший: тапочки на место убирал, чистил зубы, и в кровати крошки никогда совсем не рассыпал. Маме помогал на выходные, сам…

  • здравствуйте, меня зовут аня, и я заебалась

    Переворот, флешмобы, взрывы, "простите нас, "нам все равно". Когда все рушится красиво, пожалуйста, не будь говном. Ты можешь геем быть и панком, а…

  • Программный пост

    Я - сепаратист. Да, я вообще идейный сепаратист. Да, я не против отделения Чечни, если ей надо, я не против отделения Татарстана, если его жители…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments