Анна Долгарева, человек и анекдот (alonso_kexano) wrote,
Анна Долгарева, человек и анекдот
alonso_kexano

Ну не придурки ли мы?

Я поняла, почему я так люблю театр абсурда. Потому что это моя жизнь.
Типа эпиграф. Или присказка.
Больница. Девочки лет тринадцати - шестнадцати развлекаются игрой в карты. Вскоре игра наскучивает и девочки начинают гадать.
Не помню уж, что там выпало, но по картам нам определенно светила пьянка. Девочки, смею заметить, приличные. И в больнице.
Девочки впали в удивление. И я не помню, но кому-то из нас пришла в голову светлая мысль читать надписи на пакетах с кефиром.
- Три процента, один процент... А никто не знает, что означают эти надписи?
- Содержание алкоголя, - авторитетно пояснила умная девочка-из-сорок-пятой-гимназии. - Кефир - это кисломолочный продукт. При брожении образуется спирт.
Я впала в легкую прострацию, но тогда я была еще интровертом, поэтому моя прострация осталась при мне.
И они напились. Нажрались.
Кефиром.
Трехпроцентным.
Они буянили и пели песни. Пьяные от кефира.
Девочки тринадцати - шестнадцати лет.
Это присказка. А сказка будет впереди.
Вчера мы - два придурка и две придурочки - пошли гулять. Не буду рассказывать, как так получилось, скажу лишь, что при звонке с этим предложением жрица Вольхьорда в очередной раз продемонстрировала свой нордический характер, на полном серьезе заявив Глебу: "Я знаю, Вы будете меня шантажировать"... не буду. Хотя это было презабавно.
Итак, мы побрели в некие кушери за ХИРЭ, и в них, в этих кушерях, мы наткнулись на заброшенную школу.
- А не придурки ли мы? - спросил Глеб и перелез через забор.
- Нет, мы психи, - объяснила я, следуя его тропой.
- Что это? - спросила Даша Вольхьорда. - Интересно, в этой собачьей будке кто-нибудь живет?
- Да, бомжи, - вынесла вердикт я, тесно ознакомившись с аццки благоустроенной будкой.
Да, мещанский быт в заброшенной школе наводил на определенные размышления. Впрочем, маргинальные элементы, очевидно, ушли на дневной промысел и не мешали нам знакомиться с этой школой, замечательной во всех отношениях.
Мы обошли ее по периметру не менее чем за полчаса. Такое длительное время объяснялось наличием в нашем тесном кружке пятидесяти процентов влюбленных. Влюбленные - офигительно тормознутый и тормозящий фактор.
В одном из окон мы увидели стопку учебников химии. Это и сыграло роковую роль в дальнейших событиях. Химия - наше все. По крайней мере, мое, а остальные приложатся.
- А не придурки ли мы?
С этой фразы и начинаются, очевидно, великие свершения.
Глеб увлеченно ковырялся в замке входной двери ключом.
Ключи не подошли ни к одной двери, коих по этому эпическому периметру было предостаточно.
- Там есть лаз, - показал Борька. В лаз могла протиснуться некрупная кошка или Даша. Я вознамерилась изобразить из себя одно из этих тел, но мне не дали.
- Черную Луну бы сюда, - вздохнул Глеб, втыкая на дверь. - Быстро бы вышибли. Что против щитовика удары отрабатывай, что против двери...
- А мы что, не Черная Луна? - возмутилась я и двинула дверь своим могучим плечом. Дверь несколько удивленно на меня посмотрела и только что плечами не пожала за неимением оных.
Глеб пошел по периметру дальше. Вскоре до нас донесся его радостный вопль.
Одно из окон было разбито и забито фанерой. Естественно, разрушительное семнадцатилетнее начало ее уже отодрало.
Я не буду рассказывать, как мы туда по очереди забирались. В ЖЖ слишком легко обойти защиту от несовершеннолетних, а это вполне тянет на порнографию.
Первым, что я увидела, была картина "В. И. Ленин критикует народников".
Как ни странно, это оказался кабинет биологии.
По крайней мере, убойное количество учебников по биологии на это указывало. При этом там обретались прейскуранты на химическое оборудование, папочки с грифом "Министерство внутренних дел" и совершенно ирреальная бесчисленность репродукций все с тем же В. И. Лениным.
Но венцом всего оказался плакат с двумя развеселыми дядями, под которыми было написано:
"Прыг-скок, прыг-скок!
Я веселый гонококк!
Открывайте дверь скорее,
я принес вам гонорею!"
(это надо читать так, чтобы дети хором отгадывали последнее слово, я знаю).
Что характерно, над дядями было написано "Нежная дружба".
Еще я нашла веточку Лаурелина, а Дашка - веточку Тельпериона и веник. Я прихватила с собой веточку, мы ее на Новых Домах потом посадили (ничего, что пластмассовая, она вырастет и ничего не забудет), а Даша веник, который мы потом воткнули в ограду. Веточку Тельпериона мы, уходя, повесили на окне.
На следующий день мы с моим молодым человеком вновь побывали на этом месте.
Было тихо.
Фанера была прибита на место. Очевидно, маргинальным элементам директор закрывающейся школы лично поручил заботиться о здании.
Окна закрыты.
И только веточка Тельпериона, одиноко болтающаяся на окне, напоминала, что мы все-таки придурки...
Tags: записки ходячего смайлика
Subscribe

  • Пустота вероятней и хуже ада

    Когда она смеялась и запрокидывала голову, то рана на ее горле открывалась, словно голодная алая пасть. Почему-то это удивительным образом…

  • Карантинная сказка для взрослых менеджеров

    Написано для портала " Журналистская правда" Карантин отменили в такой ясный майский день, что эффективный менеджер Василий встал в пять утра и…

  • Четыре зверенка

    Эта сказка для тех моих читателей, у кого есть маленькие дети. Она была написана на заказ для двухлетнего Саввы. Напоминаю, вы можете заказать у меня…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments