March 31st, 2020

фиолетовый

(no subject)

Когда разъединили города,
Я вспомнила, как говорила: да,
Меня не надо провожать на поезд.
И петроградский ветер был напорист,
И от него дрожали провода.

И, показав проводнику билет,
Легла на полку. Выключили свет.
Все было полупьяным, нереальным,
Любовь моя в толчках артериальных
Хранила от болезней и от бед.

Когда пришло дыхание чумы,
Мне стало страшно от того, что мы
Недели не могли прожить без ссоры,
Не целовались вместо разговора,
Не падали в постель, глухонемы.

А больше страха не было и нет.
Уж нам ли, русским, не привыкнуть к краху
Систем, законов, правил, Росгосстраха.
Увидимся, когда настанет свет.
фиолетовый

(no subject)

Мы думали, придет весна, и будет
Полегче, но отнюдь и нихера.
Какое, нахер, торжество добра.
Какие, нахер, любящие люди.
Мы порожденья белоглазой чуди,
Пьем спирт, едим супец из топора,
Надеемся на март, а там жара
И будет хлеб и раки, блядь, на блюде.
А хер там, не изменится ништо.
Так и ходи, унылый хрен в пальто
И жди, когда придет коронавирус,
И с ним пиздец на розовом коне
Проскачет разудало по стране.
Но я-то лично и пораньше двинусь.