May 15th, 2019

фиолетовый

(no subject)

Вот эта средняя – как говорится – полоса:
тверские реки, курские леса, -
как нежен вечером оттенок света.
Как будто слышен в нем чудесный звон,
и тонок он, и мягок, нежен он,
как пух цыпленка, как вступленье лета.

Как будто маленькая я бегу домой,
и пухом тополиным надо мной
наполнен воздух, заплывая в окон щели.
Такие здесь, такие вечера,
что можно дотянуться до вчера
и попросить у каждого прощенья.

Гляди, как тени длинные идут,
друг дружку за руку они берут, и тут
становятся объемны ненадолго.
Так в сердце дивно, трепетно и колко.
И мы идем по светлой стороне,
и бабушка зовет меня в окне,
и свет такой хороший, солнца столько.
фиолетовый

(no subject)

как страшно умирать,
когда повсюду одуванчики цветут,
как желтые цыплята – там и тут,
и вот еще – сиренью во дворах
запахнет скоро.
нет, ну как тут умирать.
куда еще – вот липы зацвели,
как нежно, господи, как страшно - уходить
от влажной и вздыхающей земли,
так холодит в груди.
так нежно, господи, и так легко, легко
касаться тонких листьев абрикос,
зеленых и шершавых.
далеко
не отпускай любимых, обнимай,
поскольку в этот нежный, страшный май
никак нельзя их отпускать – а вдруг
как птицы, улетят, и не удержит
кольцо из рук,
и что тогда останется – надежда.
в тумане кажется, что человек стоит
на горке, и рукою машет, и
как будто можно подойти
(на самом деле, нет).
а все это лишь свет, небесный свет,
который заливает все пути.
фиолетовый

(no subject)

А воздух жаркий, и липкий, и так его мало.
Пропустите, говорит, пропустите, я Его мама,
но ее, конечно, не пропускают,
ад хохочет, трясется, и зубы скалит,
торжествует.
А она говорит: дайте мне хоть ручку Его неживую,
подержать за ручку, как в детстве,
я же мама, куда мне деться.
Вот она стоит, смерть перед ней, в глаза ей смеется,
Пасть у смерти вонючая, зрачки-колодцы,
Смерть идет по земле, истирает гранит и крошит,
А она отвечает:
Маленький мой, хороший,
Ты уж там, где ты есть, победи, пожалуйста, эту дрянь.
Ты вот ради этого, пожалуйста, встань,
Открывай глаза свои, неживые, незрячие.

И плачет, сильно-пресильно плачет.

Он войдет в ее дом через три дня.
Мама, скажет, мама, послушай, это и правда я,
Не плачь, родная, слушай, что тебе говорят:
Мама, я спустился в ад, и я победил ад,
Мама, я сделал все, как ты мне сказала.
Смерть, где твое жало?