December 3rd, 2018

превед

(no subject)

Зима стоит черна, зима стоит боса,
И мнет меня, и тратит.
Несет меня лиса за синие леса,
И где мой котик-братик.

Скырлы-скырлы медведь на липовой ноге
И дышит страшно, тяжко.
И образы друзей в нетающей пурге.
И злая деревяшка.

И тот, кто не любил, - встает он в рост во весь
И молвит: «Стань-ка к стенке».
Я заблудилась, мама, тут холодный лес,
И где моя постелька.

А мама говорила: спи, родная, спи,
А то придет из леса
Чурбан холодный, грязный, ляжет, заскрипит
И глазом морг белесым.

Испачкает твою постельку, заберет,
И не узнаем сами.
А я-то не спала, и я лечу вперед,
За синими лесами.

И где-то там постель, а в ней лежит чурбан,
Его целует мама,
А мне-то тридцать лет, и лес тут, и туман,
И в нем простор незнамый.

А может, жду. А ты пошла в универсам,
А я стою, мне девять,
И ты придешь – но нет, несет меня лиса,
И что мне делать.
превед

(no subject)

На излете бесснежной осени,
Когда сердце грызет несказанная маета,
И даже не брезжит
Впереди еще Рождество,
Мне подарили
Плюшевого кота,
Синего путешественного кота,
И имени не было у него.

Синий кот безымянный
Поселился у меня на окне.
Я не люблю пылесборники,
Впрочем он особо и не.
Несколько грамм синей ткани и синтепона.
Первого декабря выпал серый снег.
Сквозь него проступал мой град обреченный.

Люди тянули друг к другу руки
Словно сквозь серую пелену.
Говорили: дожить бы до Рождества.
Я ходила по набережной.
Меня тянуло ко дну.
Но держала за руку потаенная синева.

И я взяла пропахшего пылью
Путешественного кота.
И посадила его в карман.
И пошла пешком через город.
И серая дымка через него была разлита,
Но хранила меня синева,
Подступившая к горлу.

Я дала ему тайное имя –
Которое знать буду только я,
Когда рухнет город,
Схлопнется,
Запылает,
Но предстанет нам Рождество
И в правде его бытия
Будет жизнь и дорога.
Синяя.
Золотая.