November 12th, 2017

превед

(no subject)

Пока умирают братья, ты смотришь в глаза блядьи, носишь светлое платье.
Пьешь с импотентами жирными и их губастыми женами,
легкими обожженными плюешь слова неполживые.
Поздравляю с просранной молодостью, серпом и молотом,
с тем, что не помнишь студенческой гордости, злого голода.

Я могу играть по правилам, могу не играть по правилам,
Впрочем, когда я пыталась по правилам, меня особо не вставило.
Каждый из нас просрал свою революцию, ничего страшного,
Это день вчерашний, куда уже не вернуться.

Но я иду мимо правил, падаю мимо перил.
Бог меня не оставил, он никогда меня не любил.
Это не революция юных, это спокойный алкоголизм тридцати,
Когда некуда, в целом, идти, но не строем же, право, идти.

То-то и оно, что всегда выбиваюсь из строя,
Пыталась, да не выходит, что ж это, блин, такое,
Врожденный антиталант, предопределяющий в старости стать –
ничейная мать, безобидная выпивающая бомжиха,
выблевывать по утрам то, что было прожито.

Но можно и по-другому, допивай шампанское на званом обеде,
очередная победа, непроходящая кома.
И никто тебя не оставил, потому что никто не любил,
и я падаю мимо правил, мимо неба, мимо перил.
превед

(no subject)

А еще я думаю: нахуя?
Задаешься ли ты этим вопросом, как я?
Нахуя ты есть, нахуя есть я?
Хуле толку от углекислого газа, выходящего изнутри,
если ничего в тебе не горит?

Слушаешь рэпчину? О, да ты молодчина!
Хоть какая-то поэзия, поздравляю с почином!
Причащаешься в секте свидетелей грантов, и все чин-чином.
Это нормальная жизнь, детка!
Делать вид, что говно – это конфетка,
и ложками его жрать, захлебываясь!
То есть, конечно, выстрел в голову есть
вариантом уйти от ебучей судьбы,
но ты предпочитаешь быть, чем не быть.

Ну а я-то что, с меня взятки гладки,
у меня все в порядке, я же долбаный маргинал,
мир ловил меня, но не поймал.
превед

(no subject)

У меня есть друг, в котором живет что-то странное.
Он все время меняет то города, то страны,
несколько раз менял имена, аккаунты, позывные,
называет себя вампиром. Но врет, глаза-то живые.

Странно одевается: ходят нередко слухи,
что, помимо городов, он также меняет эпохи.
У него есть знакомые от Владика до Калуги
и Кенигсберга. Сбивается дыханье на вдохе,

мешает жить жизнью, предназначенной для человека,
начинает что-то зудеть, становится скучно,
требуется изменить координаты жилья и века,
толкается артериальной кровью в сердце беззвучно.

Я не знаю, как это называется, но оно выплескивается из него стихами,
странными песнями, под колеса ложится дорога, сбоит дыхание.

расцветают цветы вдоль дороги, вопреки осени, такая судьба, такая
дорога твоя, таково твое проклятие, Каин.