November 5th, 2015

Карелия

(no subject)

Наш "профессиональный" антисоветизм почти неизбежно ведет к русофобии, поскольку заражен ею и постоянно сворачивает на то, что, мол, русские сами себя стреляли и сажали, потому что они все совки и быдло и т.д., и теперь надо их за это наказать.
Вот это совершенно неприемлемо.
Но восторг оттого, что людей стреляли и сажали без вины, просто потому, что так хотелось правящей власти - неприемлем совершенно так же. Это даже не "другая сторона той же медали" - это просто то же самое. Не случайно русофобским антисоветизмом больше всего увлекаются потомки чекистов и прочих "комиссаров с хорошими лицами".

Повторю еще раз: я - советский человек, когда речь идет о людях, живших в СССР. Но становлюсь решительным антисоветчиком, когда слышу, что "правильно этих людишек мучили и убивали, так и надо, продолжаем в том же духе". Или о том, что мы должны на них наплевать и забыть - из каких-то высших идеологических соображений.


(с) nataly_hill

Наталья Холмогорова великолепна, а еще у нее в ЖЖ эпиграф из "Темной башни".
Чувствую, еще раз к нам приедет arkthur_kl, мы с ним по полям побегаем, и я запрошусь в РОД.
на голое тело

дикая охота

королева моя, я ушел за тобой не глядя,
под луною качался розовый вереск, плакал,
истекая росою, серебряный холм, по глади
бесконечных озер струились лунные пряди,
я ушел за тобою, и это была моя плата.

королева моя, ты пахла луной и мёдом,
ты в объятьях моих была змеею и птицей,
проплывали тучи на небе седобородом,
королева моя, ты была огнем и полётом,
за которыми можно вечно во тьме стремиться.

королева моя, когда ты меня разлюбила,
сквозь седые холмы я нашел дорогу обратно,
и бродила над озером призрачная кобыла,
и я шел на восток по траве опавшей и стылой,
но вернувшись домой, я не встретил ни мать, ни брата.
потому что сотни лет утекли без возврата.

потому что мой дом стал прахом, поселок – лесом,
потому что время мое укрылось под слоем пыли,
я остался один в темноте чужой и белесой,
вспоминая, как мы с тобой друг друга любили.

и тогда я пошел назад. холмы и болота
все пытались меня закружить,
но, моя королева!
я ведь шел к тебе, ты была огнем и полетом,
ты была моим сердцем, и серебром, и медом,
и далеким и странным, едва различимым напевом.

и я шел вперед, и ветки меня не хлестали,
и отшатывалась от меня, испугавшись, рябина.
я пришел к тебе, и нож из холодной стали
я вложил в твое сердце, что больше меня не любило.

и я взял корону твою, и стал настоящим
королем темноты, и твои леса и болота
мне достались, но сердце покоя мое не обрящет,
ибо вечно я слышу твой смех, в темноте звучащий,
и я вечно гонюсь за тобой по безлунной чаще,
и со мною по небу Дикая скачет Охота.