October 10th, 2015

Карелия

(no subject)

этим чудным печальным вечером октября я стала котовладелицей.



знаете, бывает так. октябрь. пронзительно холодно и вообще пронзительно. хочется тепла. чтобы как будто ты вернулся из школы, сделал все уроки, побежал гулять, а потом на ужин твоя любимая жареная картошка и собралась вся семья. чтобы второй класс и дома тебя все любят.

но тебе сука двадцать семь и ты не во втором классе, а на первом курсе второй вышки, ты скандальный военкор, твои родители живут в другом государстве, в которое тебе закрыт въезд, и отопление не дали, и очень холодно на улице, и дома тоже холодно.

и тут на тебя из ленты вконтакта смотрит котеночек.

ему пять недель.

ты понимаешь две вещи: 1) что его зовут Феликс Эдмундович Дзержинский 2) что это твой котеночек.
его срочно раздают.

ты несешься через полгорода на последней маршрутке. забираешь его у строгой женщины. засовываешь за пазуху. котеночек пытается расползаться по маршрутке. его живо интересует происходящее. ты удерживаешь котеночка, стараешься не упасть и одновременно отсчитать денег водителю. все умиляются.

дома ты обнаруживаешь, что котеночек ручной настолько, что находиться не на руках ему очень страшно.
нужно купить лоток, сварить овсянки, научиться ходить с котеночком за пазухой.
жизнь приобретает тепло и смысл.
Карелия

(no subject)

Снег ложится в октябре, холодно, темно.
Люди всякие чужие мерзнут за окном.
Если холодно и грустно, ветер во степи, -
Заведи себе кота и его люби.

Вот ракеты по планете, словно по доске
ходят; вот ты в интернете, пледе и тоске,
бродят рядом, обступают злые октябри…
Заведи себе кота. И его люби.

Окна накрепко закрыты, двери – на засов,
никому не веришь, кроме компаса, часов
и термометра. И зябнешь всем-то существом…
Заведи себе кота и люби его.

Ходят люди по планете, словно по доске,
пишут строчки в интернете, будто на песке,
непонятно в темнотище, кто чужак, кто свой…
Заведи себе кота. Начинай с него.