September 25th, 2015

нежность и алкоголизм

(no subject)

На Березовых Росстанях мне направо. Удачи.
Выйти из машины, пропахшей брусникою и грибами,
Встать на дорогу, идущую мимо чащи
и длинных озер. Время пришло за нами.
Время пришло, а мы не заметили. Осень,
Сумерки. Слева небо темно и сине,
Справа же полыхает розовь и просинь,
Полыхает золото. Словно там никогда не остынет
этот жизненный жар, неумолчная рыжина.
Словно только туда идти остается нам.

Родилась я на юге, но всегда была чужаком,
потому что север свистел из моей головы,
вместо сердца изморозь в серый смерзалась ком,
и сосуды балтийской были полны синевы.
И придя на север, я стала женщиною живою,
и с тобою север нас разлучил, а позднее свёл.
Я иду, оставляя озеро за собою,
отражается церковь в нем и тополий ствол.
На Березовых Росстанях я ухожу в бессмертный
золотой и розовый осенний северный свет,
Я иду. Мы идем. И осень за нами меркнет.
Впереди – рыжина, и свет, ни капли смерти.
Я иду и вижу тени две на траве.