April 3rd, 2015

фиолетовый

.

Значит, ситуация такова.
26 марта трагически погиб мой любимый человек, капитан Вооруженных сил Новороссии Алексей Журавлев.
Он самый лучший на свете, и это не обсуждается.

Вопрос моего будущего в открытом доступе обсуждаться не будет.

Поскольку украинские экс-френды Лешки уже начали гнать волну с целью демонизировать мой образ, вынуждена уточнить. Я не уверена, что Лешка пошел воевать из-за меня. (Это "не уверена" - самое страшное для меня теперь). Но я так не думаю. Просто ему было слишком противно то, что происходит на Украине. Он это так объяснял.
А сразу не поехал воевать, потому что выкармливал стрижа. Он был такой очень хороший просто.

Он влюбился в меня летом 2013 года, но я боялась сближаться. Мы один раз поцеловались, а потом я сбежала, запретила себя провожать до вокзала и уехала в Петербург. Решил, что у меня другой есть. Во балбес. Если б удержал тогда - были бы сейчас вместе.
А роман наш начался уже когда он был на войне. Я не знала, что он ушел туда. Он звонил мне, но знал только украинский номер. Если бы он дозвонился, я бы удержала его и никуда бы не пустила. Но сложилось как сложилось. Все-таки смог меня найти, хороший.

Мы были счастливы. Мы были очень счастливы. В тот день, когда он погиб, он мог взять отпуск.
Он просил сообщить мне о том, если с ним что-то случится. Не родителям и не вам, дорогие украинские экс-френды, загаживающие его страницу сейчас укропской пропагандой и одновременно обвиняющих меня в том, что я его погубила.

Я сделала его счастливым на несколько месяцев, а вы не могли ему помочь, когда ему было плохо.
Высшая справедливость есть, и вы ее получите.

Журавлев, радость моя, мы всегда будем вместе. Всегда. Я была дура, но больше никуда от тебя не денусь. Единственная моя любовь.
Нам было по двадцать шесть, мы были молодые, счастливые и пафосные, и мы пообещали любить друг друга вечно. Так и будет.

фиолетовый

смерти все равно нет

Я написала это стихотворение 6 марта и не хотела выкладывать, все допилить что-то хотелось.
Очень боялась за него все время. Потому чувствовала смертность очень остро.
Я лгала.
Смерти нет. Конца нет. Здесь все неправда в этом стихотворении.

а пока не любили, думали, что бессмертны,
были дети, сидящие у воды,
камешки бросая по дорожке рыжего света,
камешки, не оставляющие следы.

думала, что мы как горы или река,
думала, мы бессмертны, у нас впереди века,
впереди века для каждого дурака,
каждый был нулевой аркан, дырявый карман,
спрятанный в ладони каштан.

пока ты дитя, твои дни идут по спирали,
розовые дни, небесная позолота,
но потом мы друг друга встретили и узнали,
и это стало точкой отсчёта.

пока ты дитя, ты скользишь по воде,
не оставляя следов нигде,
не оставляя следов и не помня лиц,
но то, что имеет начало, имеет конец.

и это неправда, что любовь не имеет финала,
а значит, и все живое имеет финал,
и мы стали смертны, стали теплым и алым,
и вышли из начала начал,

и трогали мир проснувшимися руками,
и мир был смертен, молод и тонконог,
оказалось, что мы не вода и камень,
а дерево и цветок.

и года идут не мимо, а через нас,
серебристыми нитями задерживаясь в голове,
и ещё вокруг происходит мир,
вот прямо сейчас,
сходит лёд в Неве.

и мы живем, и трава вырастает в наших следах,
и мы идем на свет, и лица у нас в этом свете,
и я бы хотела сказать, что буду любить всегда,
но получится только до смерти.