October 1st, 2014

ворон

Два стишка про осень

1.
имя этому времени,
коричневой голой земли,
надвигающихся дождей, черноты вдали,
имя этому времени никто не назвал,
где-то после октября,
может быть, ноября,
раньше зимы:
провал

в огромный простор и холод,
в темную синеву,
в коричневый цвет смертности,
что окрасил листву,
в мокрую,
побуревшую,
догнивающую траву.

***
земля обнажается,
оголяя кости свои,
каменные ребра торчат из нее.
в темно-синей воде виднеется спинка змеи,
темно-синие горы погружаются в забытье.

где-то тут бродят
заблудившиеся бродяги и дети,
огромноглазы, светлы, немы
где-то
между ноябрем
и самом началом зимы.

Collapse )
ворон

третий стишок про осень

Салюта ответила мне на предыдущий стишок, я ответила Салюте.

***
по большой размокшей дороге
идут дети,
и небо
застыло над ними.
мох и вода вокруг
и еще ветер.
каждый из них
не помнит свое имя.

каждый из них
не видит свое лицо
в лужах или ручьях,
в воде проливной.
дети,
не нашедшие матерей и отцов,
дети,
не нашедшие дорогу домой.

***
красные пальцы у них,
драны карманы у них,
бледные губы у них.
и каждый, каждый из них

один на своем пути,
один в своей темноте,
и долго еще идти?
о, долго еще идти!
дорога их все мокрей,
и листья лежат на ней.
и листья лежат везде.

***
и листья лежат
в дырявых карманах их,
и вода
в ботинках рыжих худых,
и камни и мох растут у них на пути,
и в глазах застыло холодное
недо
йти.

и однажды
сойдя на обочину
они разводят костер,
и огонь его красен
и греет мокрые пальцы их,
и видят его
из домов, что на склонах гор,
из домов за стеною лесов густых.

кто ты, бродяга, идущий по сумеркам ноября,
кто ты, чьи волосы капельки серебрят,
кто ты, ступай же, вот наш костер,
этой ночью он будет твой,
а наутро найди свой дом и ступай домой


вот они сидят и поют,
и огромно небо, и горы лиловы.
песня их без единого звука,
единого слова.