July 25th, 2014

фиолетовый

это сказка. и это не про политику

про иоганна и маргариту
*
я иду по лесу, и я ищу тебя, брат,
шаг за шагом.
иголки сосен от ветра дрожат,
за одежду ветер цепляется,
когда-то здесь жили лисы да зайцы,
большие непуганые зайцы,
а сейчас никого, только веточки по плащу.
я иду искать, мой брат, я уже иду, я ищу.


сестрица гретель приседает,
перебирает пальцами серую пыль,
белые крошки - похоже, что он тут был.

я иду и думаю: ты отыщешь меня, сестра,
потому что мы долго шли, но теперь пора.
я рассыпал белые крошки, траву примял,
я все сделал так, чтобы ты нашла мой привал,
здесь кора задета, здесь споткнулся о корешок,
да, я знаю, у вас в разведке
натаскивают
хорошо.


братец гензель
оборачивается и смотрит назад
и поудобнее перехватывает автомат.

*
духота в лесу, духота, скоро ливень брызнет,
вот нарядный домик, словно из прошлой жизни,
он ложится рядом, занимает позицию,
небо – словно в ожогах, взрывается и искрится,
где-то там далекие выстрелы и зарницы.
он лежит, затаившись, невидимо улыбается,
а еще он думает: здесь были лисы и зайцы,
и куда они разбежались, куда подевались?
почему здесь одна тишина,
духота,
усталость?


только ветер, ветер шипит негромко,
словно змея в колодце.

она тоже залегает недалеко от домика,
ждет, когда он шевельнется.

перед глазами небо радугою искрится.
как же мы так, братец,
что же мы так, сестрица.

*
ай, братец гензель, разве мы с тобой не росли,
словно две травинки из этой сухой земли,
не делили последний хлеб и последний сыр,
не умывались капельками росы?

дым от ствола еле видим, призрачен, эфемерен.
почему так тихо в этом лесу, куда подевались звери?
не слышна походка барсучья,
медведь не ломает сучья,
не мелькает мордочка кунья?
неужели их всех пожрала злая колдунья?

кто из нас теперь эта злая колдунья?

братец лежит в траве, голова его не видна,
а сестрица стоит одна.

*
и вот она видит: в высокое небо
взлетает серебряный самолет,
без натуги, без тяжести прямо, легко идет,
выше самых высоких деревьев, замков и облаков,
солнечный свет обтекает его, медов,
самолет летит выше космоса, выше звезд,
невероятно мирен,
невероятно прост,
так сияет, что больно глазам
и мучительно оставаться,
так легко летит, рассекая потоки тугие,
и сидят в нем сестрица с братцем,
живые сестрица с братцем,
маленькие,
маленькие такие.