September 17th, 2012

фиолетовый

страшилка для мальчиков

Неожиданно лампа тухнет, тут свечу бы достать быстрее. Джимми семь, он сидит на кухне, прижимаясь щекой к батарее. Джимми взрослый и умный парень, не боится один оставаться, пыль протерта и супчик сварен - ну чего тут теперь бояться? Джимми правда совсем не страшно - ни собак там и ни бандитов.
Только страхом больным и влажным он боится зеркал разбитых.

Там из каждого из осколка смотрит Джиму в глаза двойник, у него не глаза - иголки, у него не улыбка - крик, он к стеклу с улыбкой приник - мол, я спрятан, но ненадолго. Шепчет рот - изломанный, рваный - "все равно меня пустишь ведь..."
Джим завесил зеркало в ванной - так, на всякий, чтоб не смотреть.
Впрочем, мама приходит рано, просит больше не делать впредь.

Джиму тридцать через неделю, он опять сидит на полу - чертов холод ползает в теле, словно капельки по стеклу. Джим жалеет, что нет пистолета - отстреляться от сентября. Будет лето, индейское лето, - потеплеет и все не зря. Вот тогда-то его согреет - будет солнце, и все дела...
Джим прижался щекой к батарее и завешены зеркала.

Джим боится зеркал и ночи, отраженья в темной воде, Джим подушку терзает в клочья и не видит дома нигде. Джим не верит в тепло и лето, шепчет - злой, усталый, хмельной: "Мама, мамочка, где ты? Где ты? Приходи поскорей домой". Шепчет ртом - изломанным, рваным, страх тяжел и неудержим.
Занавешено зеркало в ванной,
там глядит на него незваный
семилетний испуганный Джим.
фиолетовый

(no subject)

Да, эта история вовсе не о любви,
скорее, о том, что ее совсем не бывает.
Она пусть будет - вполне по законам TV -
специальный агент, что воюет и выживает.

Он будет ее напарником - ловок, зол
и сексуален в некоторых моментах.
Но впрочем, раз разговор об этом пошел,
поймите - история вовсе не об агентах.

Есть жанра законы - и мы с тобой не умрем,
но корчиться от одиночества - это можно.
Ее накрывает каждым апрелем
и сентябрем,
как будто незримый кинжал покидает ножны.

Она допивает бутылку (здесь крупный план:
глазищи - орех и зелень, тоска без цели),
и некуда деться. И плотный в окне туман.
И даже стрельба и блядство поднадоели.

Здесь кто-то из зрителей будет скептичен, но
представьте ее - без киношного злого лоска.
...И некуда деться. И выход один - в окно.
И без спецэффектов, увы, получается просто.

И в этот момент, допустим, он ей звонит.
Не то чтоб признаться в любви там, позвать куда-то,
Но он говорит с ней - о том, как горят огни
за тонким стеклом, как город гудит глуховато,

как будут опять - задания и пути,
и он обещает, что снова прикроет спину...

Здесь титры.
Здесь медленно титры будут ползти.
И медленно - вниз - окурок падает в глину.

А я говорила, что это не о любви.
С любовью вообще проблемы - такая осень.
Но знаешь, если понадоблюсь - ты зови,
когда этот город печален и стоголосен,

когда ни в одном дворе не горят фонари,
когда темнота тяжела, плотна, гуталинна...
Бывает, что все, что нужно, - поговорить,
и чтобы был кто-то, кому подставляешь спину.