Анна Долгарева, человек и анекдот (alonso_kexano) wrote,
Анна Долгарева, человек и анекдот
alonso_kexano

Categories:

Про кота, сиськи и Фридриха Ницше

В пятницу я писала про кота.
В воскресенья я рефлексировала и нарефлексировала на три страницы бреда.
Дисклеймер: бред не воспринимать серьезно. И вообще, в трезвом уме и здравой памяти лучше не открывать кат.
Присутствуют Задумчивый кот по имени Гиперболический Параболоид, Фридрих Ницше и сиськи.
Это так нестандартно выражалось мое чувство юмора и желание повеселиццо, на самом-то деле...


Задумчивый кот.
(сказка-постановка для детского новогоднего утренника)

Комната. В комнате: решетки на окнах, картинка с морем, телевизор «Березка», книжный шкаф, тумбочка, на которой валяются шнурки для ботинок, и прочее население планеты. Форточка открыта. В нее (при наличии решеток) пытается забраться задумчивый кот по имени Гиперболический Параболоид. Успеха он не достигает, периодически сваливаясь на хвост. Это мало охлаждает задумчивого кота.
Картинка с морем: - Интересно, чего он хочет?
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Мне кажется, это бесцельный кот. Он сам не определился.
Задумчивый кот по имени Гиперболический Параболоид снова падает на хвост.
Фридрих Ницше (из шкафа): - Говно какое-то, а не кот.
В комнате повисает тишина. Слышно, как гудит муха, сосредоточенно исследующая лампочку без абажура. Лампочка без абажура не реагирует. Ей пох.
Пыльные шторы тихо колышутся. Им, конечно, хотелось бы колебаться от ветра, но ветра нет. Поэтому они колышутся просто так в надежде, что ветер появится сам собой.

От колебания штор просыпается старенькое радио, стоящее под книжным шкафом. Оно осторожно выдвигает антенну и пытается нашарить подходящую волну. Не находит.
Тумбочка со шнурками: - Вы все думаете не о том. Нужно думать, что хозяин вернется.
Картинка с морем: - Конечно, вернется!
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Она уже третий год в это верит.
Телевизор «Березка»: - Четвертый. Гуманитарий несчастный. В элементарной арифметике путается.
Радио (неожиданно для себя самого): - Внимание. Внимание. Передаем обращение действующего президента…
Под удивленными взглядами радио смущается и замолкает.
Телевизор «Березка»: - Ну надо же, ветераны проснулись.
Тем временем задумчивый кот по имени Гиперболический Параболоид протискивается между прутьями решетки и, цепляясь за шторы, довольно громко падает на пол. Поднимается, недовольно мяукая и пытаясь облизаться. Вид у него пыльный и жалкий.
Фридрих Ницше (с легким одобрением): - Говно какое-то, а не кот.
Шторы начинают качаться сильнее.
Кот: - Э-э-э… Ну, собственно, здравствуйте.
Радио (благожелательно): - Прежде всего, я бы хотел поздороваться с уважаемыми избирателями.
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Юноша, вы мне определенно снились. Позапрошлой ночью, что-то около половины четвертого. Вы шли по набережной, и у вас была гвоздика в петлице. Я ведь ничего не путаю, это были вы?
Кот: - А я был один или с дамой?
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Дул ветер, на набережной было безлюдно… Разумеется, одни.
Кот: - Тогда это был не я.
Тумбочка со шнурками: - Наверное, вы к хозяину?
Кот: - Приблизительно да.
Тумбочка со шнурками: - Тогда подождите, пожалуйста. Присядьте вон там, на диван, под картиной. Хозяин должен вернуться буквально с минуты на минуту.
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Не обращайте внимания. Хозяин уехал, когда он вернется – неизвестно. А эта дама ненормальна, она уже четвертый год утверждает одно и то же: будет с минуты на минуту. Мы привыкли, а вас может сбить с толку.
Телевизор «Березка»: - Пятый, сколько можно повторять: пятый, а не четвертый! Эти постмодернистские дуры с гуманитарным образованием не способны сосчитать до шести, что с них взять!.. А хозяин, к сожалению, действительно уехал. Не исключено, что он действительно вернется с минуты на минуту… Но, увы, с такой же вероятностью он вернется лет через десять. Так что я бы на вашем месте не надеялся особо. А у вас к нему, вероятно, дело?
Кот: - Я бы не сказал… А поесть у вас есть?
Фридрих Ницше (из шкафа, мрачно): - Обычно все к этому и сводится.
Картинка с морем: - Может быть…
Телевизор «Березка»: - Ну да, существует ненулевая вероятность, что все атомы банки шпрот окажутся в одно время в одном месте где-нибудь возле вон той постмодернистской особы, не умеющей считать до семи. Фридрих, если вы разбудите Шредингера, он вам эту вероятность даже сосчитает. Может быть.
Фридрих Ницше (из шкафа): - Во-первых, он спит. Во-вторых, он Шредингер, а не калькулятор. В третьих, он говно. Я хотел сказать, ничтожество.
Кот: - Потому что не калькулятор?
Фридрих Ницше (из шкафа, презрительно): - Потому что спит.
Кот уходит на кухню. Оттуда слышится звон разбивающихся чашек.
Тумбочка со шнурками: - Он же все перебьет!
Телевизор «Березка», скучающе: - И что?
Тумбочка со шнурками: - Как – что? Хозяин вернется, а его посуда разбита! Пришел какой-то незнакомый кот, наследил здесь, разбил все, поставил вверх дном! А еще… Еще он, наверняка, гадит! Он нагадит на кухне хозяина, вы представляете?
Со страшной нетумбочьей силой рвется на кухню. После непродолжительной борьбы с силой инерции падает. Шнурки отлетают в сторону.
От грохота просыпается задремавшее было радио. Картинка с морем ойкает.
Появляется кот со вздыбленной шерстью.
Кот: - А что случилось? Почему вы упали? Ой… Почему вы плачете? Я не переношу женских слез. Что произошло? Зачем вы это сделали? Я сейчас попытаюсь…
Суетится вокруг тумбочки, однако та весит существенно больше. Поэтому попытки кота поставить тумбочку обратно успехом увенчаться по определению не могут. Кот делает вид, что он этого не знает.
Тумбочка горько плачет. Кот расстроен этим до невозможности. Впрочем, телевизор «Березка», радио, картинка с морем и книжный шкаф целиком расстроены не меньше, просто стараются этого не показать.
Кот: - Ну почему вы плачете? Вы ударились? Вам больно?
Тумбочка (с горечью): - Шнурки.
Кот: - Что?
Тумбочка: - Шнурки. Видите, вон они валяются? Когда хозяин уходил, он положил их на меня. И я ждала. Все время ждала. И шнурки лежали. А теперь они упали.
Кот: - Держите ваши шнурки. Только не плачьте. Я не переношу женских слез. И, кстати, я все слышал. Почему это я незнакомый? Я просто не успел представиться. Меня зовут Гиперболический Параболоид. Только не надо спрашивать, почему. И я здесь не просто так. Меня пригласил Олег.
Картинка с морем: - Хозяин? Значит, с ним все в порядке? Я же знала, я знала, что он вернется! А вы смеялись, вы все над нами смеялись, а мы с тумбочкой знали, что он вернется! С ним все в порядке, правда? Он жив? Он послал вас, чтобы мы не беспокоились.
Кот: - Ну… вообще-то не совсем… То есть, он меня пригласил, но это было восемь лет назад…
Телевизор «Березка»: - Я же говорил – восемь! А эта гуманитарная дура совершенно не умеет считать.
Кот: - Он сказал, что я бродяга, но его форточка всегда открыта для меня. Я и пришел.
Тумбочка: - А почему только сейчас?
Кот: Потому что я бродяга. Но теперь я старый бродяга, брошенный любимой женщиной. Поэтому я вспомнил про форточку и пришел. Я теперь тоже буду его ждать.
Фридрих Ницше (из шкафа): - Это совершенно безыдейно. Здесь собралась кучка идиотов, которые не способны ровным счетом ни к чему. Поэтому они сидят и ждут непонятно чего. Чуда. Чуда ждут те, кто не способен ничего изменить. Вы не приспособлены к жизни, поэтому сидите на попе и ждете. А ждать нечего. Я совершенно уверен, что хозяин умер.
Из шкафа доносится шум. Это Ганс Христиан Андерсен бьет Фридриха Ницше. К нему присоединяется Шредингер. Наверное, он не спал и все слышал.
Шторы (вскрикивают): - Хозяин!
Телевизор «Березка»: - Где?!
Картинка с морем и тумбочка (в один голос): - Где?!
Левая задняя ножка книжного шкафа (дергается): - Где, где?! Покажите!
Даже в шкафу затихают звуки битвы. И Андерсен, и Шредингер, и Ницше прислушиваются. На пол из шкафа медленно опускается страница из Ницше.
Кот вспрыгивает на подоконник.
Картинка (взволнованно): - Он с какой-то теткой!
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Симпатичная?
Шторы: - Не очень.
Картинка с морем: - Смотрите, она на нем висит! Она его трогает!
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Как трогает?!
Телевизор «Березка»: - Сиськами!
Кот: - Кажется, я ее знаю. Она всех трогает сиськами.
Телевизор «Березка»: - И бедром!
Кот: - И не только сиськами.
Картинка с морем: - Она трогает нашего хозяина! Этого нельзя допустить! Кот, сделай что-нибудь! Уведи ее у хозяина!
Кот: - Как?
Картинка с морем: - Я не знаю! Ну, потрогай ее как-нибудь, затрогай, чтобы она хозяина не…
Кот: Не-не-не, у меня дама!
Телевизор «Березка»: - Ты же сказал, чтобы тебя бросила любимая женщина?
Кот: - Я о другой. И вообще, это не Олег.
Телевизор «Березка»: - Да, действительно. Ну да что взять с гусынь, которым очень хочется найти хоть где-нибудь любимого хозяина…
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Можно подумать, ты сам его не ждешь.
Кот: - Ну, вы как хотите, а я сяду на диван и буду ждать. Тумбочка же сказала, что Олег может явиться с минуты на минуту? Вы как хотите, а я буду верить.
Растягивается на диване.
На несколько минут в квартире воцаряется молчание. По-прежнему негромко гудит муха. Тумбочка плачет совершенно беззвучно, и всем, конечно, хотелось бы ей помочь, но они не знают, как это сделать. Фридрих Ницше в шкафу снова негромко с кем-то ругается. Кажется, на этот раз это Достоевский.
Радио (снова неожиданно включается): - Исходя из этого, в ряде регионов объявлено военное положение…
Радио закашливается от волнения. Откашлявшись, оно пытается снова поймать ту частоту, но не может. Оно шипит от волнения, слезится и снова кашляет.
Телевизор «Березка»: - Ну-ка, что ты там рассказываешь?
Радио (сквозь кашель и шип): - Сейчас, сейчас…
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Какая разница?..
Картинка над морем: - Но ведь хозяин может пострадать…
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Может, это вообще не про нашу страну.
Телевизор «Березка»: - Антенной чую, про нашу.
Левая задняя ножка книжного шкафа: - Это не важно. Пока хозяин не вернется, нас ничего не коснется.
По лестнице кто-то проходит. Тумбочка перестает плакать, замирает, вслушивается, но человек идет выше. Радио шипит.
Кот открывает один глаз. Встает и перепрыгивает на расшатанный стул, где лежат брошенные семь лет назад джинсы, порванные на левом колене. Ложится на джинсы, щурится и замирает.
В квартире наступает тишина.
Tags: записки ходячего смайлика, лыко в строку
Subscribe

  • Пустота вероятней и хуже ада

    Когда она смеялась и запрокидывала голову, то рана на ее горле открывалась, словно голодная алая пасть. Почему-то это удивительным образом…

  • Карантинная сказка для взрослых менеджеров

    Написано для портала " Журналистская правда" Карантин отменили в такой ясный майский день, что эффективный менеджер Василий встал в пять утра и…

  • Четыре зверенка

    Эта сказка для тех моих читателей, у кого есть маленькие дети. Она была написана на заказ для двухлетнего Саввы. Напоминаю, вы можете заказать у меня…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Пустота вероятней и хуже ада

    Когда она смеялась и запрокидывала голову, то рана на ее горле открывалась, словно голодная алая пасть. Почему-то это удивительным образом…

  • Карантинная сказка для взрослых менеджеров

    Написано для портала " Журналистская правда" Карантин отменили в такой ясный майский день, что эффективный менеджер Василий встал в пять утра и…

  • Четыре зверенка

    Эта сказка для тех моих читателей, у кого есть маленькие дети. Она была написана на заказ для двухлетнего Саввы. Напоминаю, вы можете заказать у меня…