фиолетовый

(no subject)

Ладно, если хотите меня записать в поэты, -
Я вам расскажу про это.

Просто больно. Все время больно.
Мне тридцать два, и я думала, что пройдет,
Но это я - ледяная штольня
(Здесь было алаверды),
Человек-лед.

Все время ищешь лоха, что тебя согреет,
Но это так не работает, лол.
Мой лучший друг - живущий в нетбуке гремлин.
Он понял меня и, в сущности, превзошел.

За меня пишет кот или нейросеть.
Я отлично умею всех наебать.
Больше всего я хочу умереть.
Из мужчин люблю только папу, из женщин мать.

Я приду к тебе, чувак, и совру, что попытаюсь спасти.
Но нет никакого сострадания внутри у меня:
Просто хочется остатки тебя пожамкать в горсти
И превратить их в озимые семена.

Ты все равно не поверишь, что это правда,
А я и рада.

Все мы станем землёй, чувак, перегноем.
Сваливай побыстрее, мой бедный каджит.
И не спрашивай у меня, что я несу такое.
Более честной правды тебе никто не расскажет.

#деньпоэзии

21.03.2021
фиолетовый

Владик Дмитриев

Я приехала на Донбасс, чтобы рассказать правду о убитом в субботу мальчике. Я сняла о нем короткий и жуткий фильм. Не очень профессиональный, наверное. Профессионалы не срываются в истерику, даже разговаривая с матерью, только что похоронившей сына.

И стихи. Даже не стихи, реплика.

*
и руки в могильной грязи
и ноги в могильной грязи
перемазалась пока искала свежую могилу под дождем
детскую заваленную игрушками
машинки
медведь какой-то
от мамы от бабушки

бабушка говорит уберите камеру я не могу больше
понимаете не могу рассказывать
я же совсем немного замешкалась
надевала тапочки
для кого мне теперь жить разве что для котов
не будем в этом году сажать огород

мама маленькая меньше меня
и её трясёт
и она говорит пусть меня услышать
пожалуйста пусть услышат

это не стихи
это я так кричу
а голоса нет
весь ушёл в кладбищенскую глину

и за спинами внезапно закатное солнце
словно ядерный взрыв

не будет в этом году огорода
ничего не взойдёт
разве что белые грибы
их всегда вырастает много перед войной



Лемерт /Анна Долгарева/
Больше материалов о войне в моем ТГ-канале "Военкот": https://t.me/dolgarevaanna
ТГ-канал со стихами https://t.me/dolgareva
фиолетовый

(no subject)

Кстати, кто едет на РубиКон? Я там выступаю, да, я выступаю. 21 (то есть, первый день) февраля, Каминный зал ("Средневековый замок"), с 17.00 до 18.00. Читаю стихи.
Потом в тот же день веду мастер-класс в 20:00, корпус Изумрудный, 109-я.
И в последний день, сразу после завтрака, в 9.30, столовая "Бавария", переговорная, - "Где опубликоваться начинающему поэту".
Вилькоммен, а также куда еще зайти?
фиолетовый

(no subject)

Я держу удар, и спину держу, и держу темноту внутри.
На снегу загораются алые снегири.
Это просто февраль, и луна в отражении льда дрожит.
Это просто февраль и нужно его пережить.

Да, спасенье в трюизмах, простых установках – как костыли
Подпирают тебя, пока падают феврали
На печального человека, бредущего в темноте.
Слишком много тяжести на хребте.

Елки-палки, вокруг всё елки да темный лес.
Кошка плакала, кошка сдохла и хвост облез,
Кто промолвит первый «я устал тащить этот вес» -
Тот и съест.
фиолетовый

(no subject)

Февраль, февраль. Скворец в Замоскворечье
Нескоро прилетит листву качать.
Спасибо за дозволенные речи,
Но я предпочитаю промолчать.

И если выходить – то редко, редко.
На кухне сухо щелкают часы.
Проверить, как там дышит под салфеткой
Тревожный хлеб советской полосы

Такая ночь – бессильная, слепая.
Такой вот век, помянутый кутьёй.
И сыплет снег, и землю засыпает,
И засыпают зерна под землей.
фиолетовый

(no subject)

Время готовить рагу из того, что осталось дома,
Собирать на прощанье родню, друзей и знакомых,
Раздавать побрякушки, книжки, памятные игрушки,
Что не возьмут, отдать какой-нибудь побирушке

И валить на север, на север с котом за плечами.
Серые вагоны, вагоны цвета печали.
На севере приморозит душу. Так тебе, впрочем, и надо.
Выбрасывай медали, дипломы, памятные награды.

Здесь безумие в воздухе носится, как бацилла.
Переболели вирусом, но с вирусом справилась медицина,
А теперь не поможет. На мусорках елки сохнут.
Бывшие друзья желают мне мучительно сдохнуть.

Говорю досвидос поехавшим всех мастей, я так не играю,
Прекрасной России будущего, грядущему земному раю,
Поссорившимся друг с другом кремлевским башням.
Две тысячи двадцать первый, ты будешь страшным.
фиолетовый

(no subject)

Снилась рифма «печаль» и «оттепель».
Шел серебряный тонкий снег.
У Лаврентия острый профиль
И поблескивает пенсне.

Над Россией метель рассеется
И мороз упадет в поля.
Но мое помещает сердце
И убитого и кто стрелял.

Помещает каждого русского.
Через сотню каких-то лет -
Поменяются. Дымом трубка
Наполняет пустой кабинет.

Не меняются лишь сюжеты.
Продолжается длинный спор,
И подпишет правнучка жертвы
Обвинительный приговор.
фиолетовый

(no subject)

Снились улицы десятилетней давности,
Улицы моей юности,
Распахнутые в своей ошеломляющей данности,
Автостопной моей бесприютности.

Снились улицы в городе, ныне вражеском,
А тогда-то просто горушки да овражики,
После дождя умытый Подол сияет,
И мне двадцать с копейками – время больших деяний.

Дорогие мои дороги, друзья мои, прошлое,
Я целенаправленно избрала судьбу скитальца.
Не скажу, что прошедшее вспоминается как хорошее,
Но скажу, что неизменно оно вспоминается.
фиолетовый

(no subject)

Голубые бессмертники вспыхивали на траве.
Было лето и август, прозрачное желтое лето.
И несказанный звук обретал тогда запах и вес,
И над полем цветов поднимался закат – фиолетов.

Я сказала, что так не бывало еще хорошо,
И от этого страшно, что счастье мое мимолётно,
Что последнее, дальше не будет, что на посошок –
а потом отгорит – ну и я отгорю и поблёкну.

Ты обнял и велел не бояться совсем никогда,
Ты сказал, что у нас впереди еще долгие лета.
Теплый ветер согласно шептал: «ерунда, ерунда»,
По дороге прощелкали детские сандалеты.

Невозможное лето сияло вовне и внутри,
И тепло, и тревога щекотно дрожали и нежно.
…Посмотри, сколько снега вчера навалило. Смотри:
Ты, конечно, ошибся. А я не ошиблась, конечно.