фиолетовый

(no subject)

КРЫМ

Жили недалеко тут:
Дядя Андрей
(Дядя Андрей умер),
Дедушка Коля
(Дедушка Коля умер).
Кто ты без своих разбросанных по Руси семей?
Окей, бумер.

Черное море хлещет по роже
Волной пенной.
С дядей Сережей мы встретились много позже
В Луганске военном.

Это было так странно.
Так странно и так несомненно.
фиолетовый

(no subject)

Говорит
Уберите вы эти кадры
Воронки
Осколки
Пацаны в горке
Штабные карты
Запах дымный и горький

Я вообще-то бросил курить
Но есть у кого-нибудь сигарета?
Дело в том что это
Это молодость но не только наша
Это как теплый дух молодых пашен
Ещё не засеянных минами
Это что-то что тянется по небу
С клинышками гусиными

Это казалось что все еще будет
А потом случилось иначе
Люди всегда люди
Удача всегда удача
Я уехал
Торчу тут
Здоровый такой
Неуместный
Выключите эту гребаную песню
Выключите эту гребаную песню
фиолетовый

(no subject)

говорит:
а здесь был наш дом.
дедушка учил нас играть в шашки и домино,
в саду был стол под деревом с птичьим гнездом,
мы ходили на речку, где было видно дно -

такая чистая была вода, знаешь, такой не бывает теперь,
нигде не бывает такой воды.
я, говорит, помню: в чешуйках краски зеленая дверь,
папа был молодым.

и где-то посреди этого — совсем небольшая я.
бабушка пекла хлеб, а я отщипывала у него края.

в августе начинались арбузы, папа щелкал по ним -
спелый арбуз в ответ звонко гудел.
папа был молодым, век наш был молодым,
и впереди так много приключений и дел.

и у дедушки кололась щетина, и у бабушки коса посеребрена.
хорошо, что они умерли
до того, как наступила война.
фиолетовый

(no subject)

Повторяй безгласно, скули да вой:
Я хочу домой, я хочу домой.
На морозе руки покрылись льдом.
Для меня никакой не построен дом.
Для меня – боковушка, ночной плацкарт,
Пол-России пройдено, всё без карт.
Подарил любимый мне острый нож,
И теперь нигде меня не найдешь.
Я не чую холод, не чую страх,
Потому что лезвие на устах.
Под седьмым ребром ледяная сталь.
Человек кричал; человек устал.
Эти камни сон под землей хранят,
Из которых построят дом для меня.
И земля покрыта лесом и сном,
На которой будет мой вечный дом.
И в лесу том волки лишь да сычи.
Не кричи, пожалуйста, не кричи,
Замолчи, пожалуйста, замолчи.
фиолетовый

(no subject)

33.
Сегодня вечером, жду московских читателей в Археологии.
Сбор гостей с 18:00, начало концерта в 19:00. Можно опаздывать, это будет большой концерт.
Как найти Археологию?

Дойти или доехать до адреса Новорязанская 31/7с5. Увидели шлагбаум — следуйте внутрь, пройдите сквер прямо насквозь. Вам нужен домик с верандой в дальнем левом углу сквера.

Подарки можно на карту сбера 4276 3802 4042 2480 , а можно вообще не дарить, просто будьте в моей жизни:)
фиолетовый

(no subject)

Я не знала, что такое домой.
Я жила в семи городах, и ни один из них не был домой.
Я влюблялась каждой весной.
Я выходила замуж, как в бой,
каждый раз думая о разводе.
Я входила в живые и мертвые воды,
Выходя не мертвой и не живой.

А потом мы встретились, и оказалось что это ты -
Не спасение от пустоты,
Но ты есть мое домой.
Где бы ты ни был, ты есть мое домой.
Домой, снившееся в бреду.
Я сто раз уходила и каждый раз возвращалась,
И больше я не уйду.

Потому что я человек, а не бездомный заяц,
Потому что время пришло просыпаться.
И стали зрячими мои пальцы,
Которыми я к тебе прикасаюсь.
фиолетовый

(no subject)

по колосьям ржавым ржавым
бабы новых нарожают
да не ссы хлебни полста
белым-белешенька верста

если ты красный комбриг
то хорошо умереть в двадцать скажем седьмом
до начала партийных чисток

если ты честный большевик
то где-нибудь в тридцать шестом
до воцарения наркома ежова
червивоголового десятиглазого

если ты дошёл до берлина
молодым красивым пламенным лейтенантом
то умирай в восьмидесятых
не дай тебе бог пережить андропова юру
дожить до валютных обменников
ваучеров
приватизации

это ж вообще неважно как долго ты жил
ходил по траве под небесным жаром
бабы новых нарожают
бабы новых нарожают

ветер степной хлобысь по морде
нет у бога никаких мертвых

у бога они живые
и комбриг этот жегший церкви
познавший что нет смерти
и этот большевик не заставший тридцать седьмого
и наркома ежова
и лейтенант увешанный орденами
вставший как раз девятого мая под знамя
схватившийся вдруг за сердце
нет у них никакой смерти

а только трава степная горячая
да товарищи верные да шальная удача
поднимается в небо жаворонок

а бабы новых нарожают
бабы новых нарожают
фиолетовый

(no subject)

Год назад к этому времени рябина уже покраснела.
После тридцати я стала замечать эти вещи,
Потому что моим обиталищем стало не столько тело,
Сколько окружающий мир, проступающий резче

И отчетливее, словно в очках для дали.
Я перебираю шишки, веточки, камни.
Раньше мы просто глазами запоминали,
теперь фотографируем, иначе куда мне

Девать эти миллионы цветных картинок,
Без которых я бы давно упала, спряталась прямо под землю,
Но я видела летний розовый снег на горных хребтинах,
И пушистого шмеля, что ползет по ржаному стеблю.

под землей червь, над землей зверь,
выше солнце, луна и я одна,
да птичье перо еще,
за сорок замков я спрячу свои сокровища,
в воду ключи.
никому о них не рассказывай, молчи, молчи.
фиолетовый

(no subject)

Вскинулась ото сна; послышалось — в дверь стучат,
почему-то было очевидно, что это мертвая бабушка Майя
пришла навестить меня, старшую из внучат.
Я привыкла, что бабушка все понимает,

бабушка выслушает и не накричит,
хотя раньше она отлично ругалась и до старости почти курила.
И вот мне приснилось, что пришла она и стучит,
и квартира тленом покрывается, словно илом

затонувший корабль. А я не успела насыпать еды
для котов. И это было самое главное.
А все остальное — это не беда, это полбеды.
Бабушка называла меня «моя славная

девочка». Если что — на том свете, там
меня есть кому встретить и нет печали.
Но я не успела насыпать еды котам.
А в дверь, конечно же, не стучали.