?

Log in

No account? Create an account

красная песенка

Желтые листья, красные носки,
Едешь на трамвае, подыхая от тоски -
Как ни крути, а ничего не изменится.
Это все вокруг - твоя Родина:
Бизнес-центров ожиревшие громадины,
Да значок твой верного ленинца,
Наколотый прямо на сердце,
На голое твое сердце.

Осень наступает, кружится лист,
Ты последний панк, последний коммунист,
Родина - елки-палки, непролазный лес.
Дома под кроватью лежит обрез,
И поэтому ты, как известно, приравниваешься к Курту Кобейну,
Потому что ты тоже участвуешь в этой бойне.
Все мы с рождения подписались участвовать в бойне.

Нас с тобой рождали для участия в ней.
Никакой альтернативы, никаких гвоздей,
Ты иди по миру, иди, юродивый,
Напевай свою песенку, аскай свою денежку,
Да ищи свою правду, никуда ты не денешься,
Да ищи свою Родину, внутреннюю Родину.

Метки:

мне снилось
как ты стоишь на краю огромного поля
и на нем цветут красные клеверы
фиолетовые колокольчики
голубые цикории
а ты стоишь, закрыв глаза, запрокинув голову к небу
далеко-далеко
на другом берегу этого поля
на другом берегу этой жизни
и так медленно
медленно превращаешься в фотографию
глянцевую
старенькую
поцарапанную
лежащую в руке
ее можно оцифровать и отпечатать на чашке
или на футболке
или вот на заставку монитора еще поставить

Метки:

11 окт, 2017

От красных листьев поднимается туман.
По острову осенние коты
разносят шелесты и песни темноты.
Октябрьские цветы бледны: зима
уже не за горами. И вода
все зеленее, ближе, ближе все.
Меняется, меняется лицо
большой реки, что подступает к острову.
И чудится, что где-то – где туман
кончается – за нею океан.
И звук его пронзительный и острый.

Она рябину вешает на дверь.
Она жжет ладан и сосну теперь,
она хранит свой человечий облик.
Свое жилище темное и дом,
где в магазине котик за окном
и продается шоколадный гоблин.
Но все-таки – лицо ее ночами
сползает в землю, маске из печали
и полурыбьим нелюдским чертам
все чаще, чаще место уступая.
И богу человечьему – слепая –
возносится молитва изо рта
безгубого. А ведь вода все выше
сползается, ее рыданья слыша.
Вода все ближе, ближе, ближе, ближе.

Вода внимает. Древний океан
идет по острову – неумолимый.
Ни слово, ни молитва, ни рябина,
ни спрятанный блестященький каштан –
не остановят. И вода между людьми
по острову идет забрать свое.
Идет со всех разливов и ручьев.
Не пробуй и не прячься от нее.
Она придет.
Как матерь за детьми.

Метки:

На подоконник злой королевы опустился голубь. Он жалобно косил черным глазом, как бы намекая, что привязанное к его лапке письмо - срочное.

Вздохнув, королева отвязала записку и начала ее читать.
"Мама, это ад, - без предисловий и приветствий писала Белоснежка. - Мама, когда я мотала из дворца, я просто хотела, чтобы они все перестали от меня чего-то хотеть. Отец, женихи вот эти все, казначей. вот эти все уроды, которым что-то нужно от будущей королевы. Спасибо, мама, но теперь все еще хуже! Я живу с какими-то семью мужиками, они хотят, чтобы я убирала, готовила, смотрят на меня собачьими какими-то глазами, я не знаю, что делать, спасай!".

Вздохнув, злая королева привычно ругнулась про себя на непутевую падчерицу и принялась писать ответ:

"Милая. Я что-нибудь придумаю. Только учти, это будет временная мера, исключительно передохнуть. Полностью от тебя не отвяжутся никогда".

"Мама, я все понимаю, - пришел ответ. - Но хоть ненадолго!"

Крышка хрустального гроба закрылась. Белоснежка с наслаждением вытянулась в мягкой постели. Грудь ее вздымалась, а щеки розовели. Все социальные обязательства остались по ту сторону хрусталя. Все. Сука. Социальные. Обязательства.

Она еще не знала, что пройдет всего несколько лет, и крышку ее гроба поднимет принц, которому тоже будет что-то от нее нужно.
#расшарь_кота_товарищ
#возьми_кота_товарищ

По Васильевскому острову ходит кот. Кот велик и прекрасен, кот - это сам дух Васильевского, его видели в разных уголках. Кот вызывает у туристов непреодолимое желание с ним фотографироваться. Кота зовут - разумеется - Васенькой, и когда он не осматривает свои владения и не фотографируется с залетными гостями, то великолепно належит в супермаркете, где его знают и любят. Но это днем.

Ночью супермаркет закрывают. Кот перестает быть Васенькой, становится замерзшим безымянянным котом. Он прячется под чужие машины, потому что мерзнет. Он стоит у двери супермаркета, без мява, без скорби, с молчаливой надеждой, что она откроется...

эээ... я увлеклась. Васильевский остров располагает, да)

В общем, по ночам кот, лишившись дома и имени, страшно мерзнет. Зимой он на улице не выживет. Пока что я обитаю неподалеку и беру его на ночь к себе. Тогда я называю его Берией, он восхитительно належит на всех поверхностях и громко мурчит. Щоки его суровы и роскошны, весу в нем 7-8 килограммов, мощны его лапищи, но не царапают они человека. Две ночи полежав на моей подушке, Берия кот вылечил меня от панических атак! Лаврентий Берия - оправдал доверие.

Итак, в полночь (когда я возвращаюсь домой) кот Васенька превращается в домашнего кота Берию, а в полдень, когда я выхожу из дому, он возвращается в любимый магазин и становится магазинным котом Васенькой снова.

Кстати, Васенька чист и кастрирован. Повадки абсолютно домашние. В супермаркете он не очень давно, его явно выкинули.

Зима, однако же, близится. Я не могу себе взять котооборотня, так как живу на птичьих правах и временно. Поэтому Васеньке-Берии нужно найти специального человека для намурчания.

Причины взять кота Васеньку-Берию:
1. Имя. Если вы сталинист, то подумайте: у вас дома будет жить Берия. Если вы антисталинист, то подумайте: у вас дома будет жить кастрированный Берия! Если вам пофиг, то у вас дома будет жить Васенька, дух Васьки.

2. Намурчание Васеньки столь великолепно, что слышит его вся комната, где располагается етот кот. Спокойнее Васеньки только тибетские горы. Это кот для роскошного лежания, намурчания и любви.

3. Это кот про любовь. Про обнимание лапками, про мурчание и зарывание в шею, про трогать носиком, про жмакать пузичко. Таким котам нельзя жить на улице и ходить своими нежными лапками по грязной земле среди машин и собак.

4. Васеньку можно использовать в качестве утяжелителя при физических нагрузках: я почувствовала, как подкачались мои лапищи, если регулярно носить Васеньку на четвертый этаж!

Таков етот кот.

И да - это пост пристройства и репоста.



Больше фото и истории также в этом посте
одна дудочка и девять дырочек,
уходи за дудочкой с девятью дырочками.

в городе смог и грязь, бургомистр подбивает сметы,
щелкают счеты в лавке, пол в таверне трясется.
взрослый – это когда ты уже не растешь к солнцу,
взрослый – это когда ты движешься к смерти.
но

одна дудочка и девять дырочек
одна дудочка и девять дырочек
победят целое войско.
не мечтай скончаться смертью геройской,
никогда вообще не мечтай скончаться,
смерти нет, мы уходим, шаги по брусчатке
отдаются в тумане, по улицам узеньким
мы уходим, уходим, уходим за музыкой
одной дудочки и девяти дырочек
одной дудочки и девяти дырочек.

бургомистр хохочет, обнимает фискальщика свойски,
одна дудочка и девять дырочек победят целое войско –
целое войско крыс, воров и обманщиков,
совравших нам, что не бывает деда мороза.
взявшись за руки, уходят девочки с мальчиками
в текучую воду, в ливень и мамины слезы
за дудочкой и девятью дырочками
за дудочкой и девятью дырочками

Метки:

29.09 (утро)
Решила я, что: мне плохо, если пить, и плохо, если не пить.
От этово ко мне приехал Евгений Москалевский, я вышла его встречать, и мы нечаянно спиздили кота.
Кот днём живёт в супермаркете, а ночью на улице.

(чуть позже)
Кот поименован Лаврентием Палычем Берией за суровые щоки.

30.09 (ночь)
Извините. Мы снова похитили Берию кота. Он лежал под машиной и мёрз. Теперь он топчет лапками одеяло и деликатно мурчит.
То есть, днём он любимый кот супермаркета, а ночью лежит на холодной улице. Надо что-то делать, он ужасно ласковый! Кстати, кастрирован.

1.10 (ночь)
Берия кот все же вернул себе имя Васенька, коим его поименовали в супермаркете. По одной простой причине: это дух Васильевского острова, как же еще его могут звать?
Сегодня мы пошли на компромисс, а он пошел к супермаркету. Хрупкие японки в невероятном восторге схватили его и стали с ним фотографироваться. Кот Васенька (Берия) размером составлял примерно половину каждой японки.
Я сильно заулыбалась, из ит ё кэт, спросили они меня. Ноуп, сказала я, ит из кэт фром зис маркет, бат мейби ду ю вонт ту тейк ит? Они не захотели и принесли его в супермаркет. ВАСЕНЬКА! - возопил охранник, принимая кота. Где же ты пропадал все утро, Васенька, вопил он.
Теперь ето двуличный кот. Днем он належит в корзинке в супермаркете, иногда выходит попозировать, и его зовут Васенька. В полночь я иду домой и похищаю его, как хищная фея Васильевского острова. Ночью он належит на моей подушке и зовут его Берия.

Сага продолжается.
Кстати, кто хочет себе Васеньку-Берию, посмотрите на это жирное и прекрасное существо (которое, однако же, в морозы не выживет).

кот невероятной умилительности, под пристройСвернуть )

Метки:

Баба Яга

Она надевает розовую футболку с надписью «Ня», она надевает оранжевые носки. Окружающий мир полон ужаса и тоски, но у нее броня. Она выбирает самый дурацкий зонтик, она готовится, как боец, идущий за линию фронта, как космонавт, выходящий в открытый космос. Она надевает сережки с котами. Скоро дождь, болит голова и кости. Ей семьдесят два, и скоро ее не станет, она это знает по-осеннему остро. Она идет, дурацкая и смешная, сережками эмалевыми болтая, сосредоточенная, словно боец спецназа. Они, конечно, достанут ее, но не сразу, она успеет еще побороться. Она проходит между дворов-колодцев, мимо шумных людей, размахивающих руками, мимо злобы и зависти, мимо воды и камня, сумасшедшая, потерянная старуха. Главное – помнить: когда станет постепенно смеркаться и ветер завоет по-особому глухо – то поможет булавка, приколотая на лацкан, поможет розовая футболка и дурацкая шляпка, поможет ждущий дома котенок с мягкими лапками, поможет от черных, страшных, лезущих из подворотен, из водостоков, из глаз незнакомых людей, из чужой тоски.
И мир устоит, останется цел и свободен, пока на артритные ноги она натягивает оранжевые носки.
любовь моя, не знавшая смерти!
о, где ты, любовь моя, не знавшая смерти!

запах бензина и свежей выпечки,
Васильевский остров в сумерках,
когда небо еще едва-едва подсвечено,
листья, начинающие краснеть, летят между линий –
о, это же все про тебя, юность моя, мечта моя,
любовь моя, не знавшая смерти.

все разделилось надвое, год за три,
выгоревшие в степи волосы, выгоревшее в степи сердце,
выгоревшая степь,
но есть возвращение,
и листья летят, летят листья,
и темно-синее небо еще таит внутренний свет,
о любовь моя, не знавшая смерти, любовь моя, не знавшая смерти.

я ношу в себе тяжелое сердце и запах гари,
я видела то, что нельзя видеть,
но ведь была она, была, была,
любовь моя, не знавшая смерти.

и в церкви бьют колокола, но у меня нет платка,
и мне нельзя туда, и я стою на улице –
листья летят –
и слушаю, и люди идут мимо,
и наступает осень, как тогда, тогда,
как годы назад, когда она была жива –
любовь моя, не знавшая смерти.

Метки:

Мертвый блюз
(Исполняется на гитаре без струн)

Одна девочка хотела стать хорошей женой
Она вытерла слезы и сказала себе не ной
Она готовила мужу супы и салатики
И над семейными комедиями смеялась с ним весело
А через месяц она нахуй повесилась
На пояске от халатика
Лалалатика

Одна девочка хотела стать хорошей рабыней
Самой послушной самой красивой
Она допила коньяк и выкинула сиги
Она пила по утрам отвар из рябины
Она ходила на йогу и прочую йобень
Она чуть не отправилась петь на клирос
А через месяц она нахуй вскрылась
И никто не плакал над гробом

Если ты думаешь что кому-то ты нужен
То у меня для тебя хреновые новости
Если ты думаешь что Бог тебя любит
То у меня для тебя хреновые новости
Если ты думаешь что если стать хорошим
То дарят сладкую вату и прочие клевости
То ты уже понял: у меня для тебя
Хреновые хреновые новости

Метки:

в нескольких интервью меня спрашивали, почему я именуюсь в сети человек и анекдот.
теперь я знаю, как на это отвечать.
вчера в семь минут двенадцатого меня увезли на гироскутере в райотдел полиции.

в десять вечера друг наш Мурз под моим чутким руководством жарил куриные стрипсы. кровожадно посмотрев на оставшуюся подливку, он сказал, что неплохо бы к ним хлебушка.
я же думала про другое. куриные стрипсы, в которых безжалостно насыпается перец чили, влекут за собой неотменимые мысли о пиве.
магазин под домом был закрыт, но в трех кварталах был круглосуточный.
- я схожу за хлебушком, - вызвалась я.
было 22.22.
с одиннадцати в донецкой народной республике комендантский час.

взгляд мой упал на гироскутер.

- я поеду, - сказала я.
и я покатилась.

я не учла, что донецк слегка волнистый город.

я катилась не очень быстро.

в магазине я купила хлебушек, бутылку сидра и салфетки. покатилась обратно по темным улицам. вырулив от облгосадминистрации к дому, я поехала через улицу. на середине улицы я остановилась, пропуская машину.

полицейские очень удивились тому, что от облгосадминистрации на них выехал - волосы назад - немолодой подросток на гироскутере.

вместе с гироскутером меня увезли в отделение.
дома меня ждал Мурз, томящиеся в ожидании стрипсы и кот.

- может, я возьму еду, пойду гулять, меня задержат и отвезут к тебе, и я тебя накормлю? - написал мне Мурз.

я не оценила идею.

в принципе, все было не так страшно. к тому же, у меня был сидр.
вместе со мной сидели молодые супруги, у которых также было пиво.

все, кроме одного прапорщика, были вежливы и, я не побоюсь этого слова, юзерфрендли.
но прапорщика я простила.
если человеку сорок лет и он прапорщик, на него нельзя обижаться. жизнь и так обидела его.

остальное читайте на "Ридусе" через пару часов.

когда нас фоткали для протокола, то сфоткали также и на мой телефончик, потому что это были не злые люди.
мне кажется, я получилась неплохо!

О!
Я же не рассказала вам, как мы с Москалевским ехали на Ладогу.
Знаете, у нас было все не очень хорошо со снаряжением. У нас была палатка без тента, спальник (один), пенка (одна), кофейник и две бутылки вина. Преступно мало. Мы ехали в электричке. Пауэрбанка для телефона включилась как фонарик, и я не могла найти кнопку выключения. В лесу, мимо которого мы ехали, нам дважды встретились привязанные к деревьям шарики. Я приходила в неистовство и поминала «Оно».

На месте (станция Ладожское озеро), разумеется, было слишком много людей. Все инструкции в интернете гласили следующее: «Обойдите по железной дороге забор военной базы и выходите к озеру; там будут щиты «Запретная зона» и «Стреляют!», но вы не обращайте внимания». Не обращали внимания ни мы, ни еще толпы людей, которые почему-то пасмурным вечером воскресенья не торопились домой.

Мы почти нашли подходящее место, но в соседних кустах оказался другой лагерь. Впрочем, я хозяйственно прихватила шампуры, найденные у пустующего кострища. Как вскоре выяснилось, это было крайне верным стратегически решением.

Мы шли дальше. Пауэрбанка, кстати, не выключалась и я просто держала ее в сумке, чтобы она не смущала нас ярким светом.

Наконец, место без людей обнаружилось. Оно было идеальным, пустынным, спокойным. У кострища лежала решетка для гриля и были сложены дрова – уже подгнившие, зеленые, словно сам Дагон коснулся их своим дыханием. Также мы нашли там деревянную трубку. Смущала только здоровенная спираль из камней, старательно выложенная у берега.

В центре спирали лежал полусдувшийся шарик.
И пустой тюбик геля для анальной смазки.

Я насторожилась.

В процессе расставления палатки произошло сразу три вещи:
1. Мы обнаружили, что колышков у нее нет. Тут-то и пригодились заботливо приныканные мною шампуры, которых оказалось как раз четыре. Совпадение? Не думаю.
2. Мы нашли бумажку, на которой было написано: «Кто-то гонится за тобой. Они уже встали на твой след. Ты слышишь отдаленный лай».
3. В палатке обнаружился носок, как впоследствии выяснилось, пролежавший там полтора года.

Но Москалевский не растерялся и одним махом решил две проблемы, принеся носок в жертву духам этого места одним быстрым и ловким движением.

Мы сели попивать винишко. Чайки кричали, как загубленные души. Доносился отдаленный лай (действительно). Дважды донеслись также выстрелы. Возможно, из травмата. Мы предпочли думать так.

Преступно рано винишко закончилось, и мы легли спать.

Проснулась я в два часа ночи от возгласа Москалевского: «О черт, я тону».

Я достала из сумки пауэрбанку, которая все еще источала довольно яркий свет, и увидела, что палатка примерно на три сантиметра погрузилась в воду.
Дождь не прекращался.
Мы, вознося хвалу взбесившейся пауэрбанке, при ее свете собрали вещи, сложили палатку, зашли в болото, вышли из болота, дошли до дороги.

По жабам и непрекращающемуся ливню мы пошли вперед. Жабы действительно устилали наш путь, и больше всего мы боялись услышать под ботинками характерный хрясь.

И тут я застопила машину.

В глухой местности, в три часа ночи, в лесу, под дождем.

За рулем сидел молодой военный. Так мы узнали, что находимся на территории военной базы. Прямо через КПП он довез нас до станции. На станции не было ничего, но была крыша. Станционный смотритель напоил нас чаем. Первая электричка от станции Ладожское озеро уходит на Питер в 4:45, это знание будет со мной вечно.

Так мы с Москалевским поняли, что туристы из нас не очень.

Один вопрос меня мучает. Злые ли духи наслали на нас дождь? Или все же добрые духи, умилостивленные носком, разбудили нас и прогнали, чтобы злые духи не сожрали нас?
человек не то чтобы убивает другого, но просто он
ненавидит себя настолько, что плоть живая
восстает против себя самой – вгрызаясь, кусая
и себя, и того, кто в нее – эту плоть – влюблен.

а он грызет себя, не может не грызть.
он на свете бывает, но он не есть,
его внутренний зверь – голодная рысь –
через брюхо его пытается влезть
в его верхний мир, где летят стрижи
через небо и верхние этажи
бесконечных высоток;
он дверь открывает в подъезд –
оседает – ни встать, ни сесть.

ну а что до тех, кто сумел быть рядом?
не дадут ему ни воды, ни снаряда,
это внутренний зверь из него пробрался,
ухмыляется – извините, братцы,
и грызет – любого грызет из тех,
кто привиделся в сумрачной темноте,
и не может он в себя не вгрызаться,
как и в тех, кто вдруг случился быть рядом;
вот он едет - с василеостровской в рыбацкое –
и глаза его слепы, и каждый атом
аква тофана пропитан насквозь.

не подходи, говорит человек человеку, не подходи,
рысь с отравленными резцами живет у меня в груди,
не подходи!

а другой все равно подходит,
и порядок наводит, как в запущенном огороде,
прежде чем споткнется о черный камень,
прежде чем прыгнет зверь с отравленными клыками,
разорвет на части белое тело,
чтобы не любило, чтобы никогда не хотело,
никогда не любило.

только клекот на вымершей площади голубиный.
клекот голубиный.

Метки:

Смирись же с тем, что любишь его вопреки,
а именно: редким приходам и бороде –
колючей; неумелой ласке его руки,
и также тому, что нет его никогде –
когда уходит – и дождь лежит на плечах! -
в бурлящий шторм, в кипящую бездну вод,
ему не нужна еда твоя, твой очаг,
твоя – у окна не гаснущая свеча:
пришел – ненадолго. Вскоре же и уйдет.
Смирись же с тем, что любишь его за то,
что изредка – падает небо сплошной стеной,
и есть – только двое, и солнце вокруг разлито
безвременьем этой любви, человечьей, земной.

Метки:

автостопная

дорогой мой, это август, это мой бесконечный август,
проклятая судьба для тех, кто отмечен трассой,
на очередной заправке я покупаю атлас,
и уже невозможно остановиться и потеряться.

- что ты делаешь, если ночь застает в пути?
- я иду, покуда в силах идти.

да, конечно, - это смешная тайна,
что у дорожников никогда не кончаются силы,
и вот ты идешь по земле бескрайней, путям трамвайным,
по бесконечной своей России,
невидимые кошки идут за тобой следом,
невидимые реки через тебя протекают,
и пейзажи меняются, и осень сменяется снегом,
некого винить – это судьба такая,
психоз, расстройство личности, бездомность врожденная,
серая течет дорога. дождем ее
небо вбивает тебе в позвоночник.
смешной талисман в проколотой мочке,
спальник при рюкзаке да ленточка в волосах,
по воде кругами часовые расходятся пояса.
ай дорога, богиня моя, да шлюха, да стена, на какую царапаюсь –
подари мне дом, да пирог в печи, да земную радость.

16 авг, 2017

У Сереги волосы рыжи, скулы худы,
он пришел воевать за правду в своем дому,
но ложится на землю, дрожащую от беды,
и по-русски ему земля говорит: "Приму".

Витька тоже повоевал, но потом ушел,
Воевал за других. Но когда допивает чай,
и за сердце хватается, падает грудью на стол,
то по-русски солнце ему говорит: "Прощай".

На разбомбленном кладбище тихо, закатный свет
на разбитый каменный лик ложится невдалеке.
Ни единого шороха - слышится только смерть,
и она говорит на родном, на родном языке.

Метки:

Да, это безумие - оповещать о концерте за день до него!
Да, мы это делаем.
15 августа - завтра - читаю стихи. Новая программа "Девочки не плачут".
Москва.
Адрес: метро Таганская радиальная, Новоспасский переулок, дом 5, вход в арку.
Начало в 19:00.
Вход свободный (донейшн по желанию).
Будут книжки.

Ориентироваться по встрече вк - это тут, карта тоже есть: https://vk.com/event151868083

Персефона

зимой и летом
носила тоненькие браслеты,
серебряные, звенящие ветром.
наматывала свои километры –
самолетами, поездами и автостопом.
пила американо с миндальным сиропом,
в придорожных заправках покупала сосиски в тесте.
и кто-то был рядом, но никогда не вместе.
любила банданы красного цвета.
так было зимой и летом, зимой и летом.

ад начинался с первыми весенними днями,
также осенними – как будто отняли
что-то, без чего она не была человеком.
забивалась в темное место – как клочья снега
забивались под елки. У себя в аду она слушала только мертвых,
говорила исключительно с ними.
на ее руках исцарапанных и на джинсах потертых
проступали карты нездешних рек темно-синим.
пахло болотом ее в аду, гнилым да стоячим,
ничего там не было настоящим,
проступали фиолетовым синяки на руках и груди,
словно кто-то безнадежно хватал за руки,
словно слышала голоса в бесконечном стуке
межсезонных дождей, и они молили спасти.
но она не могла спасти.
и она все думала: «мама, мама,
неужели мы с тобой искупили мало,
мамочка моя, зачем ты меня рожала
в это горе горькое, в осиные жала,
в половину жизни и половину смерти,
я же девочкой маленькой твоей – в белом конверте
на руках у тебя лежала.
мама, зачем ты меня оставила, недолюбила, недоспасла?
мама, укрой меня, в аду моем нет тепла».
и мать ее – зеленое плодородное поле -
не спит ночами, плачет от боли,
карта ада проступает у нее под кожей,
и видит она все то же, и чувствует то же.
и тянется мама к ней через мир, через желтое солнце,
ястребом к ней несется.
но ад в другой стороне, по другую сторону,
и дорогу ей заступают волки да вороны,
а и дорога становится глиняной кашицей.
а она все бежит, и все-то ей кажется,
что вдали на лугу ее дочка сидит и смеется,
и к веснушчатой коже прилипло солнце,
и самая она счастливая, самая лучшая.
и не случилось ничего плохого - ни в коем случае,
и они не расстались, не потерялись в разных мирах.
и не существует ад, не существует страх.
и обязательно - не существует смерть.

и бежит, но ей не успеть.

Стенька

Из землицы русской, из камня, из приречного тростника
Поднимается Стенька Разин, и отрубленная рука
вырастает из тела белого,
пока Стенька идет к Кремлю.
«Ай да здравствуй ты Русь моя, да который век я люблю
твое небо, как Волга, глубокое, твои реки да терема,
ах ты шлюха моя заветная, подставляй объятья сама».
И Алена в одежде монашеской из-под пепла за ним встает.
У Алены через плечо прирученный гранатомет,
трижды битая, трижды клятая и сожженная наконец,
она крестится и смеется: «я вернулась к тебе, Отец».
И идет по Москве заснувшей первым – набольший атаман,
а за ним атаманша меньшая, расступился квелый туман,
и гранаты у атаманши, а у Стеньки тяжелый «Шмель».
Тяжело храпит патриарх в свою шелковую постель,
и царю что-то снится страшное, и последнему из бомжей,
разлетаются птицы подальше от нижних от этажей.
Вылезают черви из тела Стеньки, из отрубленных рук и ног,
он идет по Руси заснувшей, и путь у него далек,
«Ай ты Русь моя дорогая, я вернулся к тебе, гляди».
И стучит сожженное сердце у Алены в сожженной груди.

*
Ай ты Русь моя,
вот вернулся я
к тебе – сын твой преданный,
да тобою преданный.
Ай, любимая!
В клубах дыма я
сквозь тебя пройду,
да правду найду.

*
я была монахиней, прости Господи, я сменила одежды свои
на мужское платье да войско, за это меня сожгли,
и теперь я встала из пепла, и мертвая прохожу
через мертвые многоэтажки, через всю пустоту и жуть,
кровь на стенах да хохот дьявольский, мой ли хохот? прости, прости.
сколько страшного я свершу еще на своем пути?

*
Ничего из этого не было.
Спи, мой маленький, спи, усни.
На холодном лете семнадцатого проступают домов огни.
Это все только страшная сказка, и нет у нее конца.
Спи, мой маленький. Стенька спит, и Алена у ног Отца.
Спит Москва, чтоб набраться силы, спит расхристанная Русь,
четвертованная – как Стенька, синий воздух, туман и грусть.
Только что-то под древним камнем, что навеки крови впитал,
все ворочается так тяжко, все скребет, как древний металл,
и ни сна ему, ни покоя, и покуда хватает сил
все царапается, стучит оно в беспокойное сердце Руси.

Метки:

Profile

превед
alonso_kexano
Анна Долгарева, человек и анекдот
Лемерт (Анна Долгарева)

Latest Month

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com